Алексея Леонова похоронили на военном мемориальном кладбище в Мытищах

17:35 15/10/2019
ФОТО : МТРК «МИР» / Игорь Медведев

Космонавта Алексея Леонова похоронили на военном мемориальном кладбище в подмосковных Мытищах. Там же прошло прощание с космонавтом, сообщает корреспондент «МИР 24» Максим Красоткин.

От Юпитера до края Вселенной

Алексея Леонова провожали те, благодаря кому все знают, что такое космос. Это ученые, конструкторы и, конечно, космонавты. Со времен легендарного полета, когда человек впервые вышел за пределы корабля, сменилось несколько поколений космонавтов, работа за бортом стала обычным делом, но опыт Леонова учитывают и сейчас. «Он всегда поддерживал молодых космонавтов, когда мы встречались вместе. Он всегда отмечал новые наборы космонавтов, знакомил старых космонавтов с молодыми. Он был для нас как связь поколений», – отметил космонавт Сергей Прокопьев.

Тогда, в 1965 году, вся Земля с замиранием сквозь помехи в радиоэфире слушала его слова. Слова человека, который парит в безвоздушном пространстве возле корабля «Восход». «Все Черное море с запада на восток, Крым наш, вот какая картинка. Болгария, Румыния, Италия. Поднял голову – Балтийское море. Звезды немигающие. Вот я выпалил: Земля-то круглая, но не помню», – говорил дважды Герой Советского Союза Алексей Леонов.

В те минуты Леонов ходил по краю. От разницы в давлении скафандр раздулся. Да так, что едва пролезешь в корабль. Однако он не доложил на Землю, а сам стал сбрасывать давление. «Фаланги пальцев вышли из перчаток, а я сразу думаю, что я буду делать в таких перчатках при возвращении через четыре минуты. Мне надо собрать фал», – рассказывал космонавт.

Он не только пролез внутрь, но и развернулся, чтобы закрыть люк. За 24 минуты вне корабля Леонов потерял шесть килограммов. Потом космический корабль едва не взорвался из-за переизбытка кислорода в кабине. Спуск на Землю был тоже нештатный, из-за чего вместо казахской степи «Восход-2» приземлился в глухой тайге, и экипаж искали почти сутки. После этого в отряде космонавтов ввели уроки выживания. Своим опытом, не только космическим, он с удовольствием делился с коллегами. «Он был для меня примером. Уже потом, когда я пришел в отряд космонавтов, мы общались. Он провожал меня и в первый полет, и во второй. Постоянно был на связи с отрядом, участвовал в жизни отряда», – говорит космонавт Максим Сураев.

Второй полет Алексея Леонова тоже вошел в историю, как встреча двух миров – СССР и США. Легендарная стыковка «Союза» и «Аполлона» – такой прообраз космической станции. Уже никто не вспомнит, какие эксперименты проводились на борту, но все помнят шутку Леонова, когда он на тюбик с борщом наклеил этикетку от водки и предложил астронавту Томасу Стаффорду. С тех пор с ним их связывало больше, чем дружба. Стаффорд назвал своего внука Алексеем – в честь советского коллеги. Американский астронавт тоже приехал проводить своего друга, с которым они открыли новую эру в мировой космонавтике.  

Максим Красоткин
comments powered by HyperComments