Исполнилось 40 лет со дня первой публикации «Блокадной книги». Как открывалась трагическая правда

13:35 06/09/2019

Петербург готовится отметить 78-ю годовщину начала блокады Ленинграда. Страшные факты о жизни ленинградцев в то время вошли в знаменитую «Блокадную книгу». В эти дни исполняется 40 лет со дня первой публикации. Как открывалась трагическая правда, знает корреспондент «МИР 24» Родион Ковалев.

На обложке «Блокадной книги» два имени – Даниил Гранин и Алесь Адамович. В действительности у нее почти 200 авторов – обычных ленинградцев, без литературного образования, но с богатым жизненным опытом. Они вынесли 900 дней блокады, а после поделились воспоминаниями. Из этих жестких и правдивых историй и сложилась документальная хроника.

Судьба Валентина Богданова тоже могла быть описана в «Блокадной книге». Встретил войну в 14 лет в дачном пригороде Ленинграда. В сентябре, когда пришли немцы, как раз поспел урожай. На той картошке и капусте семья продержалась всего полгода. 

«Мать умерла от голода, потом вторая тетя, потом дядя, который работал на Балтийском заводе, у которого мы остались и жили, и еще две тети умерли – такие дальние родственники, которые жили в нашей квартире», – вспоминает Валентин Богданов. 

В истории Великой Отечественной оборона Ленинграда стала символом мужества гражданского населения. Безоружные люди оказали врагу упорное сопротивление. О цене такого молчаливого подвига с трибун предпочитали не говорить. Первыми открыли правду Гранин и Адамович.

«Я помню некоторые рассказы папы и Александра Михайловича. Они приходили после визита всегда потрясенные, потому что рассказы этих простых людей состоят из вещей, которые составляют часть жизни каждого человека», – говорит дочь писателя Марина Чернышева-Гранина.

Через 40 лет после первого издания «Блокадной книги» дочь Даниила Гранина Марина решила представить «полную версию» авторских записей – машинописные «расшифровки» магнитофонных интервью 70-годов. Некоторые можно не только прочитать, но и услышать. Например, воспоминания учительницы Нины Васильевны Роговой.

«Когда он лежал, я думала только об одном: мне не жаль его было. Если он умрет, как я его буду хоронить, все хоронили как-то за хлеб. А у меня хлеба нет».

Документальная повесть «Блокадная книга» открыла столько горя и трагических подробностей, что встретила сопротивление. Цензоры внесли больше полусотни правок и изъятий.

«Книга была остановлена на уровне ЦК КПСС, но началом послужило постановление 70-го года, ГЛАВЛИТовское, в котором дана цифра только такая и никакая другая, которая может указываться в том, что мы сейчас называем СМИ», – отметила куратор выставки Наталия Соколовская.

В издании 79-го года том состоял из 296 страниц. В середине 90-х, когда вышел без купюр, оказался втрое толще. Сегодня уникальная ленинградская хроника на полках почти каждого книжного магазина Петербурга. Это самая читаемая повесть о блокаде, несмотря на то, что листать ее невыносимо тяжело.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Родион Ковалев
comments powered by HyperComments