Художники-энтузиасты делают копии любимых картин за несколько часов

11:25 01/09/2019
ФОТО : «Мир 24» / Николай Костюшин

Энтузиасты делают копии любимых картин. Причем фантазия реконструкторов не знает границ. Но если художник мог создавать полотно годами, то сейчас картины появляются за пару часов и совсем без использования краски и холста. Так подруги Елена и Марина повторили «Портрет Адели Блох-Бауэр I» Густава Климта, передает «МИР 24».

«Когда листаешь журнал, книгу, смотришь кинофильм (документальный или художественнный), мелькает картина, и в этой картине узнаешь близкого или знакомого человека. Была статья, посвященная Адель Блох-Бауэр, с которой Климт писал очень много своих произведений. И когда я увидела Адель, я поняла, что передо мною стоит Марина», – рассказала фотограф Елена Кузнецова.

Работа начинается с того, чтобы уговорить модель, отмечает фотохудожник. «Два года я за ней бегала: Марина, Марина, Марина. Она все: дела, дела. Она не верила, многие не верят, когда уговоришь, что что-то получится. Уговорили. Потом продумываешь, из чего сделать эту картину. Не менее, чем сама модель, важен антураж», – добавляет она.

Перевоплощение начинается с лица, потому что очень важно передать краски портрета, а не просто, что человек похож. Нужно «вписать лицо так, как его видел художник», уверена Кузнецова. У Адель бледное лицо, почти чахоточный румянец.

«Естественно, нужно передать белизну кожи, при этом подчеркнуть национальные черты женщины», – считает фотограф.

«Вы знаете, я про нее читала, про эту женщину (Блох-Бауэр – прим. ред), и, конечно, она другая. Она очень от меня отличается, кардинально, по характеру. Я старалась поймать это настроение, которое запечатлел Климт, это тоже было довольно сложно. Лена давала мне советы. Потому что я чувствую по одному, а в окошке объектива это все видится по-другому», – модель Марина Денисова.

Елена признается: в таком косплее чувствуется некая карикатурность, потому что камера не передает всех тонкостей.

«Если человек посмотрит, скажет: да что же вы тут нарисовали-то? Но на самом деле мы нарисовали Адель», – отмечает Кузнецова.

Для того, чтобы встала прическа, человека жалеть нельзя, уверена Елена. «Да», – соглашается модель. «Здесь сейчас будет экзекуция», – добавляет фотограф.

Образ практически готов, основные мазки сделаны. Осталось только надеть украшения, выставить фон картины и обмотать Марину в то, что есть. Начинаем декорировать то, на фоне чего мы будем снимать и то, что будет костюмом.

«Если признаться, с каких пор у меня лежит эта ткань, и как только она не использовалась – и в подушках, и в платьях и императрицы – и вот теперь до Климта дошла», – отметила Кузнецова.

Модель одета, кадр выставлен, но все равно остается несколько штрихов.

«Даже когда кадр выставлен, последним взглядом понимаешь: пока я брала камеру, она сдвинула голову. И рот немножко вот так. Берешь кадр и выставляешь, смотришь, как это все делается», – рассказала фотограф.

История оригинального портрета весьма пикантна. Адель была любовницей художника, и когда ее муж узнал об этом, то решил отомстить своеобразным способом. Заказал Климту портрет жены и заставил сделать сто эскизов. Он думал, что Адель просто надоест художнику. Так и произошло: картина-то писалась четыре года, чувства остыли, но вернемся к сегодняшнему дню.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments