Губернатор Усс: Красноярский край по качеству жизни должен приблизиться к столицам. ЭКСКЛЮЗИВ

14:17 30/07/2019

Корреспондент «МИР 24» Денис Терехов в рамках программы «Евразия. Дословно» взял интервью у губернатора Красноярского края Александром Уссом и спросил у него, каким образом этот регион может стать центром России.

Это ведь центр России? 

Усс: Географически это центр нашей страны, но с точки зрения подходов к развитию города и края мы будем стремиться к тому, чтобы вот эту столичность приобрести.

А где у вас любимое место в Красноярском крае? Куда вы едете, не задумываясь, чтобы отдохнуть?

Усс: Вы знаете, я не задумываюсь, а регулярно езжу, у нас тут рядом есть Балахтинский район, я думаю, что это один из самых любимых районов нашего края. Во-первых, дорога туда через перевал. Во-вторых, относительно близко, порядка 230 километров от города. И там есть все: и настоящая тайга, такое ощущение географической изолированности, поскольку до ближайшего населенного пункта километров 30, а до Красноярска в общей сложности по дороге, как я уже сказал, 230 километров. Ну и все относительно досягаемо, поэтому, если говорить о регулярном отдыхе, если его можно назвать регулярным, но раз в месяц я стараюсь там бывать.

А вы вообще турист-таежник, или вы больше профессор, как вы любите подчеркивать?

Усс: Я что-то среднее. Я университетский профессор настоящий. И я этим очень горжусь, думаю, что это мое главное достижение. А что касается таежника, то, думаю, я таежник-любитель. Я родился в такой подтаежной деревне, на востоке края, и вот такой настоящей тайги там вблизи не было. Поэтому не знаю, выживу ли я в тайге. Говорят, что если в политике выживаешь, то в тайге железно выживешь. Но вот таких ситуаций, когда я бы был в тайге две недели в одиночестве, у меня в жизни не было. Не знаю, к сожалению или к счастью, но это так.

Вы молодой человек, у вас все впереди, мне кажется…

Усс: Я думаю, знаете, лет мне на самом деле много, но я серьезно отношусь к выражению Альберта Швейцера (немецкий философ, богослов, лауреат Нобелевской премии мира – прим.ред), который говорил о том, что молодость – это не количество прожитых лет, а состояние духа. С духом, по-моему, порядок.

Да, это правда. Вы знаете, я после КЭФа (Красноярского экономического форума – прим.ред.) полетел в Китай. И меня поразило, что китайцы – это общеизвестный факт – мыслят какими-то невероятными горизонтами – 100, 150 лет. Когда я услышал про Енисейскую Сибирь, я удивился. Потому что для России мыслить горизонтами 20, 30, 50 лет – это такой федеральный масштаб. Я понимаю, что вы давно болеете этим проектом. Он вообще когда закончится? И может ли он вообще закончиться? Какие вы себе дедлайны ставите?

Усс: Я чувствую, что мы по мироощущению очень близки. Вот Китай, можно скажу? Когда я нахожусь там, где-нибудь даже в центре, на Тяньаньмэне, ощущение вечности присутствует, не знаю, почему.

Там очень много воздуха…

Усс: Может быть, и поэтому. Может быть, именно поэтому здесь, на сибирских, как говорят, бескрайних просторах что-то подобное возникает. Я убежден, что именно вот эта территория, и прежде всего Приенесенье, «Енисейская Сибирь», как мы ее называли, – это одна из немногих территорий нашей страны, где не в какой-то отдаленной, а в обозримой перспективе могут быть очень серьезные рывки в будущее с точки зрения экономического результата. Сам проект, комплексный инвестиционный проект «Енисейская Сибирь», он рассчитан на ближайшие 10 лет. Это немного, но и немало. Причем проект этот не нарисованный, не придуманный, его авторами, исполнителями является большая часть наших национальных чемпионов, крупнейшие компании, которые работают на территории Красноярского края. Многие из них являются не только федеральными, но и мировыми. Такие как «Норникель», «Полюс Золото», как «Русал» и так далее. Часть этих проектов находятся на низком старте, а часть уже пошла. Отвечая на ваш вопрос, воплотиться ли это в жизнь. У нас месяц назад, как вы знаете, началось опытно-промышленное бурение на Паяхском месторождении, на севере края. Это крупнейшее месторождение. Если сейчас Ванкор считается самым перспективным месторождением России, то запасы на Паяхе не на проценты, а в разы больше. И месторождение отличается еще и тем, что оно находится в непосредственной близости к океану. Это означает возможность перевозки нефти танкерами, это гораздо дешевле, чем трубопроводы.  Это один момент. Второй. У нас сегодня фактически вступила в стадию проектирования тем проектирования целлюлозно-бумажного комбината, назовем его там. Поскольку отсутствие лесохимии – один из «тромбов» нашей лесной промышленности. А Красноярск это вообще лесной край. В Лесосибирске, а скорее всего, не только там, крупнейшие лесохимические комбинаты будут построены. Это входило в планы еще наших предшественников 60-х годов. Объем инвестиций. Средний лесохимический комплекс, причем экологически чистый, стоит порядка двух миллиардов. Это мощные инвестиции.

Но это очень длинные деньги…

Усс: Да, это длинные деньги, но, кстати говоря, именно эти проекты являются высокорентабельными. Поэтому так уж получилось за возможность строительства у нас лесохимических комплексов крупные игроки, российские игроки, как принято говорить, начинают толкаться локтями. Это длинные деньги, но абсолютно отбиваемые и просчитанные.

Кстати, раз уж вы заговорили про лес, не могу обойти темы лесных пожаров. Вы можете решить эту проблему раз и навсегда? Или это, как дождь, что-то неизбежное?

Усс: Я думаю, что, скорее, второе. Если говорить о так называемых ландшафтных пожарах или лесных пожарах на границе тундры и тайги, там пожары не тушились никогда. И сколько существовало человечество, столько, соответственно, пожары и возникают. Зимой это мороз, это метели, а летом это пожары, которые находятся вне зоны контроля человека. Но, естественно, по мере того, как все больше и больше проявляется человеческая активность, то и необходимость не просто контроля, но и тушения этих пожаров для того, чтобы не допустить гибели людей, остановки производственных процессов, возрастает. И если говорить о нашей северной тематике, так называемой «зоны контроля» за лесными пожарами, то, скорее всего, мы будем выходить зимой с инициативой создания там по меньшей мере одного или даже двух лесопожарных центров, поскольку необходимость этого уже увеличивается. Но сегодня об актуальной ситуации если сказать, то общая «горимость» так называемая, она чуть меньше прошлогодней. Горит порядка 0,5 – 0,6% от общего количества наших лесов, это такая средняя величина. По счастью, в этом году обошлось без какого либо ущерба населенным пунктам. Но ситуация отличается, прежде всего, тем, что у нас северный ветер уже в течении двух недель, и поэтому дымка идет не в сторону океана, а в сторону Красноярска и других населенных пунктов, что и выглядит, мягко говоря, нездорово и создает определенный дискомфорт. Поэтому две задачи. Во-первых, не допустить распространение огня в зону, где это создает угрозу для людей. И второе – оказывать максимальную медпомощь там, где это необходимо, в борьбе с онкологическими заболеваниями и так далее. Но в целом хочу сказать, что даже там, на кромке огня, у нас задействованы, как можно выразиться, беспрецедентные силы: группировка более 1000 человек, это как красноярские, так и федеральные силы. Есть силы из близлежащих регионов, где пожаров нет. Работают самолеты-зондировщики для вызывания искусственных осадков. Но для этого нужна так называемая ресурсная облачность, но ее пока там мало. Тем не менее прогнозы говорят о том, что, скорее всего, в ближайшую неделю ситуация будет изменяться в лучшую сторону. Но я благодарю вас за этот вопрос. Главное все-таки – сохранить здоровье людей, населенные пункты и соизмерить силу природы и человеческие возможности.

Возвращаясь к КЭФу, к теме, которая там обсуждалась, если коротко, была идея о том, что время не валить, а возвращаться. Потому что долгое время считалось, что, даже был такой термин «дефолт-Сити». Город по определению это только Москва или Питер. Мне кажется, что последние несколько лет как раз появился тренд на то, что в принципе жить можно и нужно в других городах, а не только в столицах. Вот по вашим ощущениям, только скромно, на какое бы место поставили Красноярск?

Усс: Знаете, я не буду заниматься пиаром Красноярска, хотя буду им заниматься, поскольку искренне верю, что это один из лучших городов у нас в стране, и мы его сделаем еще более привлекательным. Стартом для этого, конечно, была Универсиада-2019. И речь идет не только о том, что мы смогли за один строительный сезон, да, не сделать его чем-то напоминающим Казань или Сочи, это понятно, но резко продвинуться. Мы увидели, что это возможно, и люди поверили в свои силы. Поэтому в прошлом году произошло не только изменение центральной части города, но у людей получилась уверенность, что это можно сделать в ближайшей перспективе. Думаю, что тот самый тренд, о котором вы упомянули, в значительно степени будет зависеть от внешнего облика города. Поскольку лицо, пространство, территории и ощущение людей во многом определяет состояние самих населенных пунктов, и прежде всего столичных городов. И в этом смысле Красноярск для меня является абсолютным приоритетом с точки зрения его обустройства. При этом, естественно, мы должны думать и об интересной работе, и о возможности проведения досуга, и об образовании. И в этом смысле нам, конечно, очень помогает Сибирский федеральный университет, который является очень мощным магнитом. Причем ребята реагируют – я президент Сибирского федерального университета – не только на качественное образование, но и, надо сказать прямо, на внешние эффекты – красивый ландшафт, близость спортивной инфраструктуры, «Гремячую гриву» мы, как вы знаете, сделали, рекреационную зону. Я уверен, что Красноярск – это такой центральный город с великолепной рекой, с хорошими перспективами. И традиционное представление о том, что это глухая Сибирь с отсутствием перспектив для жизни, это все уходит в прошлое, я в этом уверен.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments