Тигран Саркисян: Все страны ЕАЭС выигрывают от интеграции по-своему. ЭКСКЛЮЗИВ

12:39 01/07/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

В рамках программы «Евразия. Дословно» корреспондент «МИР 24» Александр Лопухов побеседовал с председателем Евразийской экономической комиссией Тиграном Саркисяном.

Евразийскому экономическому союзу пять лет. Что сейчас представляет собой союз, сформировался ли он?

Саркисян: Если брать за основу четыре основополагающие цели ЕАЭС – свободное перемещение товаров, рабочей силы, услуг и капитала, то мы можем констатировать, что у нас есть серьезные достижения. Прежде всего, это свободное перемещение рабочей силы. Мы создали комфортные условия для трудовых мигрантов, мы признаем их дипломы, мы создаем равные условия для того, чтобы они нашли соответствующее рабочее место, мы даем им социальные гарантии, то есть они чувствуют себя комфортно. Второе – это свободное перемещение товаров. То есть у нас сформировался общий рынок, где наши товары могут конкурировать. А это означает, что для потребителей мы создаем комфортные условия, более широкий выбор, цены более стабильные формируются. Третья цель – формирование общего рынка услуг. Уже несколько десятков видов услуг мы либерализовали, а это означает, что предприятия, зарегистрированные, например, в России, могут предоставлять услуги на территории всего ЕАЭС. И, наоборот, предприятия, которые зарегистрированы в Кыргызстане, в Армении, они могут предоставлять услуги без дополнительной регистрации на территории Российской Федерации. И пятая цель – формирование общего рынка капитала. Мы будем в этом году утверждать концепцию формирования общего финансового рынка.

Вы говорили о движении капиталов, про общий трудовой рынок. А кто следит за качеством исполнения работ?

Саркисян: Надзор – это полномочия национальных правительств. Мы можем осуществлять мониторинг исполнения нормативных актов, принятых нами. И недавно было решение суда ЕАЭС, который обратил наше внимание на то, что мы должны также следить за правоприменительной практикой.

А практика как у нас происходит?

Саркисян: Например, мы получаем жалобы о том, что, допустим, не позволяют какому-то товару из первой страны попасть во вторую страну. Мы формируем группу решением совета, которая выезжает на места, осуществляет проверку, а потом представляет отчет. И на уровне отчета – это вице-премьеры наших стран, принимает соответствующие решения.

Можно ли сказать, что Евразийский экономический союз – это восстановление кооперационных связей бывших республик?

Саркисян: Вы знаете, в какой-то степени в сохранившихся отраслях можно об этом говорить. К примеру, ювелирная отрасль. Были традиции в СССР, кооперационные связи, и мы пытаемся восстанавливать какие-то связи, которые были. Но в большинстве своем это невозможно, потому что за 30 лет изменилась логика экономического общения: уже рыночная экономика, нет централизованного планирования, административных методов управления. Плюс структура экономики изменилась – очень многие товары были неконкурентоспособными, соответственно, эти предприятия обанкротились, но вместо них появились другие. Так что в большей степени, наверное, следует говорить о развитии кооперационных связей уже в реальной экономике.

Пока в ЕАЭС пять стран. Планируется ли расширение?

Саркисян: Перед нами такой задачи главы государств не ставили. Наоборот, задача поставлена по углублению нашей интеграции. Потому что основная проблема сегодня, с которой мы сталкиваемся, – это «недоинтеграция». Потому что пока существуют барьеры и ограничения на наших общих рынках. И наша задача – преодолеть «недоинтеграцию».

Кому к настоящему моменту союз выгоден? Есть ли некий «рейтинг выгоды»? К примеру, Кыргызстан на первом месте, Армения – на втором?

Саркисян: Рейтинга выгод у нас нету, потому что все страны выигрывают от интеграции, все выигрывают по-разному. Потому что это зависит от структуры экономики, это зависит от уровня социально-экономического развития, от того, что они экспортируют и импортируют и т.д. То есть с этой точки зрения у нас есть большое разнообразие, и все выигрывают, и каждый выигрывает по-своему.

На прошедшем в конце мая заседании Высшего евразийского экономического совета Нурсултан Назарбаев заявил о том, что ЕАЭС нужен проект наподобие того, который есть у ЕС, – Airbus. Ведется ли в этом плане работа и существует ли такой проект?

Саркисян: Это очень важное предложение Нурсултана Абишевича, которое находится в центре нашего внимания. Мы сегодня работаем на базе технологических платформ, которые сформированы в ЕЭК. Суть этих платформ заключается в том, что предприятия в наших странах имеют возможность создавать кооперации между собой и создавать на базе этих коопераций совместные производства. Я могу привести пример в светотехнической сфере. У нас есть частная инициатива по формированию евразийского бренда по производству продукта именно светотехнической отрасли, которые, с одной стороны, могут решить проблему импортозамещения, а с другой – они также имеют значительный потенциал для наращивания экспорта.

На этом же заседании Александр Лукашенко заявил: «Надо отказаться от протекционистских решений на национальных уровнях, от введения всевозможных запретительных и ограничительных мер». В продолжение темы, если говорить о национальном лобби, хорошо это или плохо и существует ли в противовес ему лобби наднационльное, евразийское?

Саркисян: Безусловно, если существуют национальные правительства, они прежде всего несут ответственность за развитие своих экономики. И, безусловно, есть пять национальных правительств, и, естественно, мы должны находить взаимный интерес. И есть, конечно же, конфликт интересов, есть конкуренция и есть желание стимулировать экономический рост в своих странах им отчитываться перед своими избирателями о том, как состоят дела. Это в краткосрочном разрезе. Если мы в долгосрочной перспективе посмотрим, то, безусловно, все правительства выигрывают от интеграции, потому что эффект в долгосрочной перспективе более значительный. И с этой точки зрения, безусловно, Александр Григорьевич прав, что у нас еще есть такие препятствия, ограничения на наших общих рынках. С этой целью мы разработали Белую книгу, в которую вписали все барьеры, которые сегодня существуют, разработали дорожные карты по тому, как национальные правительства должны изменять свои решения и формировать общие рынки.

ЕЭК провела серьезную работу по построению единого рынка услуг, капитала и рабочей силы. Всегда ли хватало полномочий для этого у вас?

Саркисян: Вы знаете, на данном этапе главы государств этот вопрос уже публично озвучивают. Мы неоднократно этот вопрос поднимали, что уже созрела необходимость в том, что надо расширять полномочия наднационального органа. Если на первой стадии формирования нашего союза было такое осторожное отношение к полномочиям ЕЭК и в большей степени страны пытались держать контроль над работой комиссии – у них есть право вето, решения принимаются консенсусом, подавляющее большинство решений вынесено на уровень Совета, Межправсовета и на уровень Высшего совета, – то уже накопленный опыт пяти лет, а также доверие, которое формируется к наднациональным органам, позволяет нам уже приступить ко второму этапу нашей интеграции, а именно – к расширению полномочий наднационального органа.

ЕАЭС как экономический союз уже работает. А нужно ли ему преобразование в политический союз?

Саркисян: Такой задачи не стоит. Более того, наши президенты всегда отмечают, что мы чисто экономическое объединение. В этом и секрет успеха нашей интеграции, что на данном этапе развития наших стран экономический интерес интеграции превалирует, и мы следим за тем, чтобы экономические задачи, которые перед нами поставлены, были бы реализованы. А политические задачи перед нами не ставили главы государств. Более того, они следят за тем, чтобы мы не оказались в плоскости политических дебатов.

 

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments