Ветеран войны Александра Бахарева рассказала о службе в контрразведке

16:22 21/06/2019

Великая Отечественная война стала крупнейшей войной в истории человечества. 22 июня 1941 года в 4 часа 15 минут войска фашистской Германии напали на СССР. Война шла 1418 дней и ночей и завершилась 9 мая 1945 года. В боях ВОВ участвовало 34,5 млн советских воинов. В армию и на флот было призвано почти 500 тыс. женщин. Потери Советского Союза в годы войны – 26,6 млн человек. В числе жертв войны – 13,7 млн мирных жителей. За годы войны в СССР было разрушено 1710 городов и более 70 тыс. деревень. Общий ущерб СССР за годы войны составил сотни миллиардов долларов. О начале самой кровопролитной войны в истории человечества в эфире «МИР 24» рассказала ветеран ВОВ Александра Бахарева.

78 лет назад, 22 июня 1941 года, на рассвете гитлеровские войска атаковали Советский Союз. Где вас застало известие о начале войны?

Бахарева: Я жила в Москве. Объявили – началась война. У нас была большая семья, семь человек, отец на фронте. Сестренка с техникумом эвакуировалась, два брата и сестра эвакуированы со школой были. Мы остались вместе с мамой вдвоем. И мне жалко было, в общем, я боялась сказать ей, что уйду на фронт.

Вы служили в контрразведке. А как вы туда попали?

Бахарева: Пришел офицер из СМЕРШа и говорит, хочу ли я пойти работать туда. Я согласилась. У меня подружки две были: одна в одном полу радист, другая – в другом полку, на передовой. Он мне сказал, чтобы я позвонила и попросила их прийти. Я звоню одной, а ее полк, оказывается, переправили в другую часть. Телефона нет, еле дозвонилась. Она приходит, а ее спрашивают: «Орлова, а ты почему с передовой сбежала». Она рассказала, что ей позвонила Бахарева (то есть я) и сказала, что мы пойдем работать в контрразведку. Ее отругали, спросили, где она оставила аппаратуру. Орлова ответила, что сдала ее командиру полка. В общем, ее под трибунал. Она подбегает, а я как раз на рации работала. «Что мне делать? Сказали: под трибунал», – сказала мне подруга. Я сказала ей, чтобы спряталась, а утром выйдет приказ. Она пряталась, а утром действительно вышел приказ. Таким образом, с конца марта я и подруга работали в СМЕРШе.

Контрразведка как-то больше ассоциируется с мужчинами. А тогда легко ли было служить среди мужчин?

Бахарева: Вы знаете, легко. Когда я радистом была, нас было семь человек – я и шестеро мужчин. Меня не обижал никто, я хозяйкой была, короче говоря. Я продукты покупала, готовила, стирала и работала – так же на посту стояла и на рации дежурила.

Много ли приходилось во время службы встречать захваченных диверсантов, агентов Абвера?

Бахарева: Первого диверсанта я поймала, будучи радистом. Это было в апреле или мае на Дону. Я была в этот момент не на посту, разбирала вещи, стирала гимнастерки. Вдруг вбегает женщина, высокая и красивая. В сапогах, в черной юбке и без головного убора. Когда мы в разведотделе были, мы ходили в гражданском, и я с собой сохранила платьице. Я как раз была в доме в платье. Она, наверное, меня приняла за хозяйку и говорит: «Хозяйка, есть ли у вас яичко – голову мне надо помыть?» Я говорю, что никаких яичек нет, и спросила, кто она. «Я сопровождала раненых, спрыгнула из машины, чтобы опустить письмо в почтовый ящик», – сказала женщина. И я тут сразу поняла, что тут что-то не так: почтовых ящиков не было на фронте. Я вызвала тогда товарища Егашова, который стоял на посту. Я сказала, чтобы он не выпускал женщину из дома, а сама пошла в СМЕРШ и сообщила о ней. И через несколько часов пришли и забрали ее.

 

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments