Бросок на Приштину. 20 лет спустя

19:49 16/06/2019
ФОТО : ТАСС / Сергей Величкин

На этой неделе вспоминали историческую дату – 20 лет назад российские военные провели операцию, известную как марш-бросок на Приштину. Чуть больше 200 десантников за ночь преодолели более 600 километров от Боснии до Косова и взяли под контроль аэропорт «Слатина». Эта операция нарушила планы НАТО на Балканах. С участниками тех событий встретился корреспондент «МИР 24» Роман Никифоров.

Операцию НАТО в Югославии называли «Союзная сила». Без мандата ООН, но с добрыми намерениями – помирить сербов и албанцев в Косове. Порядок решили наводить ракетно-бомбовыми ударами. И за два с половиной месяца убили 2,5 тысячи сербских граждан, в том числе почти сотню детей. Еще 12 тысяч человек получили ранения. Такое вот простое решение для конфликта с многовековой историей. Косово – это особый регион для сербов.

«Создавалось первое сербское государство. Две тысячи памятников старины – церкви, монастыри для них намного больше значат, чем любое другое событие вокруг, поэтому сербы так преданно пытаются защитить эту землю», – сказала руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Елена Гуськова.

И для албанцев Косово не чужое. Массово переселяться в регион они начали после захвата его османами, поскольку были мусульманами, но большинством здесь стали только в XX веке. Первая волна миграции в годы Второй мировой, когда Косово вошло в состав профашистской Великой Албании.

После войны край вернулся в Югославию, но продолжил принимать албанцев. Теперь уже беженцев, что спасались от коммунистического режима Энвера Ходжи. В итоге к 90-м годам на одного косовского серба приходилось девять албанцев, которые, глядя на распадающуюся Югославию, также захотели отделиться: попробовали политические методы, потом создали армию освобождения Косова и начали вооруженную борьбу. В ответ Белград ввел в регион войска. И вот тогда в противостояние решил вмешаться Запад. 

Бомбардировки начались в марте 99-го, а закончились в июне. После чего, наконец, появилась резолюция ООН. О введении в Косово международных миротворческих сил. Натовцы собрали контингент численностью в 50 тысяч человек. Симпатии альянса явно были на стороне косовских сепаратистов, сербов же поддерживала, по сути, только Россия.

«Мы не дадим тронуть Косово», – сказал президент РФ в 1991-1999 гг. Борис Ельцин.

Но в реальности Москву никто не слушал. Леонид Ивашов в 99-м возглавлял в Минобороны главное управление международного сотрудничества.

«Генерал Док Фогерсон предъявил мне предложение: «Мы разрешаем вам одним батальоном участвовать в американском секторе. Леонид, я знаю вашу позицию, вы не хотите подчиняться натовским генералам, но ваш батальон будет подчиняться только американскому генералу и его штабу», – вспоминает начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ в 1999 г. Леонид Ивашов.

Но как помочь братьям-славянам? Российские генералы решились на отчаянный шаг – взять под контроль аэродром «Слатина», что в 15 километрах от Приштины. Единственный в крае, что может принимать военно-транспортную авиацию. Подходящий для переброски батальон миротворцев находился в Боснии. Но как вывести его скрытно? Эту задачу решал и Николай Стаськов, в то время начальник штата ВДВ.

«Натовцы что сделали – перебросили к нашему штабу подразделения разведки, рядом расположились, прослушивали, наблюдали. У них притупилась бдительность, мы постоянно выходили на занятия боевой подготовки», – говорит начальник штаба ВДВ, генерал-лейтенант в 1999 г. Николай Стаськов.

11 июня российские десантники, как обычно, ушли на учения. Но обратно не вернулись, а отправились прямиком в Косово. Расстояние до пункта назначения 613 километров.

«Мы сгруппировали батальон однотипной техники, колесной техники. У нас были БТР-80 и заправщики «Урала». Больше мы не брали, оставили. И за счет этого мы обеспечили большую маршевую скорость, она достигала 60 километров в час. Даже если техника прокалывала колеса, мы ее не ремонтировали, на жесткую сцепку брали», – рассказал Николай Стаськов.

Несмотря на секретность операции – о ней знали всего несколько человек - американцы все же заподозрили неладное. В Москву срочно отправился заместитель госсекретаря Строуб Тэлботт с требованием вернуть десантников. И даже в российском Генштабе начали колебаться.

«Была отдана команда остановить батальон, развернуться. Это было невозможно, там же дорога – серпантины», – говорит Леонид Ивашов.

Да и приказ был не от министра или президента, движение решили продолжить.

«Мы шли в неведении. Разбомбленные дома, убитый скот, горящие дома и огромные потоки беженцев», – отметил заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по обороне, главный военный представитель РФ при НАТО в 1999 г. Виктор Заварзин.

Заварзин лично руководил операцией, хотя был в звании генерал-лейтенанта. До аэропорта его колонна двигалась меньше суток. В Приштине, правда, пришлось остановиться. Жители города – сербы – устроили горячий прием, хотя была глубокая ночь.

Позиции заняли к утру и стали окапываться. А через пару часов подошла и колонна британской бронетехники с приказом от американского генерала Уэсли Кларка, командующего силами НАТО в Европе. Среди тех, кто должен был исполнять его указания, был капитан Джеймс Блант – в будущем известный певец и композитор.

«Прямым приказом генерала Уэсли Кларка было «подавить» их. Кларк использовал необычные для нас выражения. Например, «уничтожить». Для захвата аэродрома были политические причины, но практическим следствием стало нападение на русских», – отмечал Джеймс Блант.

На месте соединением командовал английский генерал Майкл Джексон. Он дал знак подчиненным – нужно заходить на аэродром.

«Двинули эту бронетехнику, несколько бронированных машин подошли, наши ребята с гранатометами вышли и показали: если ты проедешь, там войдет снаряд, здесь выйдет. Британский сержант подошел, посмотрел с той стороны, с этой, но не рискнули», – рассказал Леонид Ивашов.

Сесть на летное поле пытались и военные вертолеты, но им не давали этого сделать российские БТР, которые маневрировали по взлетной полосе. В итоге натовцы запросили переговоры. По словам Заварзина, Джексон сильно нервничал, а тут еще случился конфуз. Встреча проходила в одной из машин связи, где под сиденьями стояли аккумуляторы.

«Он и так там со страхом в глазах. В это время замкнули провода, запах горящего провода, резкий запах. Я приказал срочно дать бутылку воды попить. Он подумал, что и водой отравить хотят. От всего отказался», – говорит Виктор Заварзин.

Но в итоге военные общий язык нашли. Англичане даже ночевать остались на российской территории из соображений собственной безопасности. А Джексон заявил, что не позволит своим солдатам развязать Третью мировую войну.

«Готовились к перелету несколько воздушно-десантных дивизий, готовилась дальняя авиация и многое другое», – сказал Николай Стаськов.

Многие детали той операции засекречены до сих пор. Например, миссия майора Юнус-Бека Евкурова – ныне главы Ингушетии. Известно лишь, что его 18 спецназовцев оказались на аэродроме первыми еще в конце мая – наблюдали и контролировали. 

«Дали понять и блоку НАТО, и европейскому государству, и в целом всему миру, что советская армия, российская армия не умерла, она живая, здоровая, и с ней не надо шутить», – отметил глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.

Военные свое дело сделали, политики получили на переговорах козыри. В итоге «Слатина» осталась за Россией, и миротворческий контингент в дальнейшем подчинялся только Москве.

«Наши десантники находились до 2003 года. Этот период сербы чувствовали себя уверенно, когда находились рядом ребята из России, десантники, они верили как себе», – заявил академик Академии военных наук, полковник Андрей Кошкин.

Сербия сохранила себя как государство. Правда, в 2008-м Косово все же объявило о своей независимости в одностороннем порядке. И здесь история повторилась. В том смысле, что Запад очередное дробление европейского государства поддержал, Россия же была категорически против.

 

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Роман Никифоров
comments powered by HyperComments