Виктор Добронравов: С женой у нас высшая форма отношений – мы лучшие друзья. ЭКСКЛЮЗИВ

14:01 13/05/2019
ФОТО : МТРК «МИР»

На счету актера Виктора Добронравова немало заметных ролей. В этом году в карьере актера случился новый взлет. Он исполнил роль механика-водителя Василенка в военной драме «Т-34» – фильме, который стал рекордсменом по кассовым сборам. Мало кто знает, что некоторое время назад актер болезненно переживал простой в карьере. Добронравова не утверждали на роли. Почему? Кто поддержал Виктора в сложный период? О работе и личной жизни актер рассказал в программе «Ой, мамочки» с Анжеликой Радж.

 Виктор, военная драма «Т-34», в которой вы сыграли главную роль, преодолела планку в миллиард рублей кассовых сборов всего за шесть дней проката. Это стало рекордом в российском кинематографе. Лента попала в топ-лист самых кассовых проектов этого года. Вот лично для вас, для вашей карьеры эти рекорды что-нибудь значат?

Виктор Добронравов: Конечно, безусловно! Тут я не могу кокетничать. Фильм «Т-34» – это для меня отправная точка в кино. Я 15 лет работаю артистом, и первый раз снимаюсь у Алексея Сидорова, в таком кино. Я имею в виду уровень подхода к материалу, к теме, к съемочному процессу, к кинематографу в целом. Уровень отношений между цехами, отношений между партнерами-артистами, очень высокий.  И я понял, что надо всему этому соответствовать.

У нас уже столько и по-разному снимали фильмы о войне! Казалось бы, зрителя уже сложно удивить. Почему, на ваш взгляд, лента «Т-34» вызвала такой зрительский интерес?

Виктор Добронравов: Все наши фильмы про войну превратились в коллективный плач народа по тем, кого мы потеряли. Но именно это Алексею Сидорову хотелось переломить: сделать фильм про Победу. 

— Вам пришлось освоить в процессе съемок профессию механика-водителя. А вот если бы сейчас, не дай Бог, конечно, пришлось бы прыгнуть в танк, завести его и отправиться в бой?

Виктор Добронравов: Да хоть до Берлина! Танк – это трактор с пушкой, в этом нет ничего сложного. Вместо руля – рычаги, а в остальном там все так же, как в автомобиле: сцепление, тормоз, газ.

— Ваш прадед прошел Великую Отечественную войну. Я знаю, что вы нашли в интернете его подвиги на этом пути.

Виктор Добронравов: Да, на сайте «Подвиг народа» любой человек может это сделать.  Прадедушка Ваня и прабабушка Нюся жили в Зернограде Ростовской области, в Краснодарском крае. И дедушка Ваня не любил рассказывать про войну. А я был в таком возрасте, что я его не расспрашивал. Я был очень маленьким, когда они умерли. А несколько лет назад мне стало интересно, и я нашел информацию о нем, и был просто поражен какими-то вещами. Это было в канун 9 мая. Я начал вбивать в поиск: фамилию, имя, отчество, где жил. И вдруг оказалось, что про него очень много всего известно, и интернет мне выдает всю информацию о нем. Я даже прослезился – настолько все это было неожиданно. Раньше было трудно отыскать данные про своих родственников. А теперь захотел узнать – пожалуйста, получи всю информацию!

— Я наслышана, что вы со своими детьми ходите на парад Победы. Это так? И как вы объясняете своим маленьким дочкам, что это была за война?

Виктор Добронравов: Ну не могу сказать, что мы ходим прямо на парад. Но мы часто доходим с дочками на Белорусскую в тот момент, когда и самолеты летят в сторону Красной площади, и техника идет в ту сторону, а потом техника возвращается мимо нас обратно. Что касается рассказов про войну, я объясняю дочкам по мере возможности. Я помню, когда старшей дочке было года четыре, я рассказал ей, что в театр Вахтангова во время войны попала бомба, и здание было разрушено. Она ужаснулась и спросила: «И ты умер?».  Пришлось объяснять, что папа еще тогда и на свет не родился, и даже дедушка еще не родился. Что война была давно.

— Не могу не спросить о вашем отце, Федоре Добронравове. В прошлом году он нас всех очень напугал своим инсультом. Как его здоровье?

Виктор Добронравов: Да, он и себя-то напугал, и нас всех конечно тоже. Но сейчас с его здоровьем все в порядке. В марте этого года он сыграл что-то около 30 спектаклей, причем в разных городах. Это сумасшедшая нагрузка. Он гиперактивный человек, даже когда приезжает на дачу, он не может посидеть: отправляется дрова колоть.  Проблема в том, что мы все живем в другом возрасте, чем нам кажется. Мне вот, например, кажется, что мне примерно 21 год. А мне 36, и когда студенты меня называют в театре по имени и отчеству, то я не могу отделаться от мысли, что они надо мной стебутся. Так же и папе кажется, что ему примерно 27. А ему уже под 60, и ресурс истощается. Мы все отгоняем  своим машины раз в год на ТО. А про себя почему-то забываем. Однако спешу всех успокоить, что с папой сейчас все хорошо, все просто замечательно.

— К вашему отцу Федору Викторовичу известность пришла в зрелом возрасте, примерно в 45 лет. К вам – в 22 года. а к брату Ивану – в 13 лет. Вы все втроем нарасхват. А кто из вас троих на данный момент более востребован?  

Виктор Добронравов: Сложно сказать. Наверное, папа, потому что у меня-то сумасшедший график, а у него он совсем безумный! Папа много работает в театре, много снимается. Но я вам скажу, что никто из нас троих не достиг своего потолка. Так и должно быть, к этому должен стремиться каждый актер. Вот папа – любимый артист миллионов людей (его любят за «Сватов»,  за «Ликвидацию», за «Шесть кадров», за другие роли). Но он артист глубочайший, мощнейший, и сейчас он переваливает в новую возрастную категорию. Он может сыграть очень глубокие роли: например, короля Лира, он может сыграть все что угодно! Так и должно быть у настоящего большого артиста.

— У вас очень крепкая династия. У ваших родителей крепкий продолжительный брак, и у вас тоже. Вот сколько лет вы с женой Александрой вместе?

Виктор Добронравов: Женаты мы девять с небольшим лет, а знакомы больше 20. Мы вместе учились в школе, она была помладше, потом мы стали взрослее, дистанция начала сокращаться. У нас действительно крепкая семья и я не перестаю повторять, что семья – это основа всего. И это должен помнить каждый. Потому что дети все записывают на жесткий диск. Вот что мы им туда запишем, то они и запомнят: как разговаривает папа с мамой, какие папа и мама читают книжки и смотрят фильмы. Нам с Ванькой, конечно, повезло. Семья у нас всегда была благополучной, хотя ведь девяностые годы: денег нет, прилавки пустые, годы лихие. Я вырос с ощущением, что деньги достаются не просто. Сейчас у меня и квартира в Москве, и машина, и дача, но я хочу донести до детей мысль, что деньги достаются с трудом.

— У вас, у Добронравовых все так хорошо, что даже скучно. Я не могу даже задать вам каверзных вопросов!

Виктор Добронравов: Знаете, так не бывает, чтобы все было хорошо. Допустим, в 2014 году, когда обвалился курс валюты, то съемки кино затормозились очень сильно, и я был без съемок целый год. Слава Богу, что есть театр Вахтангова, где я работаю, но было очень непросто. Это был мощнейший удар по самооценке – меня не звали, я не снимался! Саша чувствовала во мне тревогу. К тому же она привыкла, что я всегда хорошо зарабатывал. А тут: ипотека, няня, бензин, еда и так далее. В течение полугода я зарабатывал в месяц меньше, чем я должен был выплачивать. Но мне повезло, у нас высшая форма отношений – мы лучшие друзья, поэтому за все годы знакомства с Сашей я никогда не слышал от нее упреков.

— Почему ваш брат Иван ничего не рассказывает о своей жене? 

Виктор Добронравов: У нас в принципе в семье табу на то, что касается личной жизни Я вот говорю про свою Сашу только потому, что она так или иначе связана с моей профессией. По образованию она оператор, фотограф. Она очень часто фотографирует театр, она совсем недавно делала нам с папой и братом фотосессию, где мы все были с бородами. Получилась очень классная фотосъемка!  Но я рассказываю о Саше как о фотографе, а не как о матери моих детей или о жене. Понимаете, никто никого не прячет, но интервью дома или на даче – это не наша история. 

comments powered by HyperComments