Эпоха дворцовых переворотов: родовитая знать vs новая Россия

15:40 07/03/2019
ФОТО : В.И. Якоби, "Шуты в спальне Анны Иоанновны", 1872 год

Когда мы слышим «эпоха дворцовых переворотов», мы представляем государей в напудренных париках, декольтированных дам в пышных платьях, приближенных к трону фаворитов и солидных представителей старинных русских родов со звучными фамилиями, плетущих судьбоносные интриги. О причинах и итогах чехарды у российского престола в XVIII веке мы поговорили с историками Евгением Пчеловым и Натальей Болотиной.

Смотрите сериал «Дворцовые перевороты» 9 марта в 10.45 на телеканале «Мир».

Эпохой дворцовых переворотов историк Василий Осипович Ключевский назвал период со смерти Петра Великого в 1725 году до воцарения Екатерины II в 1762 году. За это время на российском престоле сменились следующие государи и государыни: Екатерина I, Петр II, Анна Иоанновна, Иван VI (регент Анна Леопольдовна), Елизавета Петровна, Петр III и, наконец, Екатерина II.

Кризис династии и престолонаследия

«Основная линия интриги заключалась, прежде всего, в родословной династии Романовых. Род Романовых в эту эпоху прекратился и по мужской, и по женской линии. И этот генеалогический кризис во многом определял то, что на российском престоле оказались представители родственников Романовых, различных европейских правящих домов: брауншвейгские, голштинские герцоги и т.д.»,– объясняет Евгений Пчелов.

Дело в том, что в династии Романовых рождались в основном девочки. В отличие от царей и царевичей царевны имели право только на равнородный брак. Причем жених должен был либо быть православным, либо принять православие и остаться в России, если речь шла о представителях иностранных правящих домов. Это стало большой проблемой, если учесть, сколько православных государств было вокруг России. В результате до 1710 года (два века правления династии) ни одна царевна из рода Романовых замуж не вышла. Выдавать царевен за однородных европейцев начал Петр I. А в 1722 году царь, не имевший доверия к единственному наследнику, Алексею Петровичу, подписал Указ о престолонаследии – теперь монарх выбирал себе преемника посредством завещания.

Дворцовые перевороты: что это было?

Н.Н. Ге «Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе», 1871

«Для династии завещательный принцип наследования престола был спасением, потому что иначе она могла прерваться. – отмечает Евгений Пчелов. – С другой стороны, он обусловил сложность передачи власти от одного правителя к другому в случае, когда правитель не оставил завещания, когда есть другие родственники, которые могут оспаривать это наследие. Здесь и была заложена бомба в виде политической нестабильности. Дальше мы видим ситуацию, когда во главе государства после смерти Петра Великого оказываются или женщины, или дети (как Петр II или Иоанн Антонович), или представитель иностранной династии, который далек от России и не очень отвечает интересам правящего слоя (как Петр III). То есть люди, которые не очень готовы к самостоятельным государственным решениям, поэтому вокруг них неизбежно появляется круг других лиц, который начинает влиять на государственную политику. И вот столкновение этих личностей, этих группировок вокруг претендентов на престол ведет к частой смене власти, к борьбе интересов, к опалам, к возвышениям, к фаворитизму и т.д.

Поэтому нужна была личность высокого масштаба, как Екатерина Великая, которая тоже взошла на престол в результате переворота. Но она была масштабом своим близка к уровню Петра Великого и смогла несколько десятилетий держаться на престоле, организовать правление так, что оно было действительно стабильным и составило славу России».

Старая Россия против новой

«На самом деле эта эпоха длилась почти столетие, и вступление Петра I еще мальчиком на престол, и вступление Александра I на престол тоже произошли в результате дворцовых переворотов, – говорит Наталья Болотина. – В это время сталкивались не просто интересы отдельных личностей или сторонников императоров и претендентов на престол, но целых семей и кланов. Например, вступление на престол Екатерины I традиционно принято историками считать столкновением старой России и новой России, сторонников, сподвижников, птенцов гнезда Петрова во главе с Александром Даниловичем Меншиковым и старой родовитой знати Долгоруковых и их сторонников. Это было столкновение представлений о том, как дальше будет развиваться Россия, каким путем она пойдет, и, конечно, политическая борьба, причем она развивалась от одного переворота к другому все более явственно. Это время, когда представители дворянства почувствовали, что они могут участвовать в судьбах России.

С каждым дворцовым переворотом те, кто проиграл, получали опалу, иногда смерть, лишение чинов, орденов, титулов, земель – всего. Те, кто выигрывал, получали все, и даже иногда те же земли, которые были у прежних фаворитов. Меншиковы и Долгоруковы столкнулись два раза в истории. Когда вступала на престол Екатерина I, победил Меншиков и стал практически правителем государства. Второй раз они столкнулись, уже когда царствовал Петр II. Стоило Александру Даниловичу Меншикову заболеть на несколько дней и упустить нити событий из своих рук, как Долгоруковы получили влияние и возможность управлять Петром II. Это был все-таки мальчик, ему было 11 лет, когда он подписал указ о ссылке. Для Меншикова это закончилось лишением всего, со всей семьей он был сослан в Березов, где и умер. Это конец всей той «меншиковской империи», которую он строил всю свою жизнь, конец всем надеждам, и только спустя десятилетия его потомки были возвращены в столицу».

Дворцовые перевороты: что это было?

В.И. Суриков «Меншиков в Березове», 1883

«В XVIII столетии после реформ Петра I Россия стала равным игроком для европейских стран на мировой арене. И, конечно, они оказывали влияние на деятельность партий при жизни Петра, и еще больше влияние иностранных дипломатов усилилось после его смерти. Они влияли и на Меншикова, пытаясь заставить или скорее даже купить его желание вести политику выгодных им интересов. Но если говорить о дальнейшем развитии событий, то бироновщина во время царствования Анны Иоанновны не была связана с влиянием каких-либо партий, поскольку Бирон был человеком из курляндского герцогства, которое затем вошло в состав Российской империи, – отмечает Наталья Болотина. – И большинство немцев, иностранцев, чьи имена мы слышим в этот период, были подданными Российской империи, а не приехавшими из-за границы.

Были фавориты, которые более самостоятельно действовали как государственные деятели. В период правления Екатерины II это был Григорий Александрович Потемкин, и все современники, иностранные в том числе, говорили, что его купить невозможно. Все-таки в угоду иностранному государству, так, чтобы это наносило вред Российской империи, никто из фаворитов не действовал».

Фаворитизм как социальный лифт

В эпоху дворцовых переворотов фаворитизм служил социальным лифтом, неформальным институтом управления, который мог поднять талантливого человека до вершин власти, управления и дать ему возможность принести пользу стране. Наибольший расцвет это явление получило в период царствования Екатерины Великой, среди ее фаворитов сегодня называют С.В. Салтыкова, Г.Г. Орлова, Г.А. Потемкина-Таврического, П.В. Завадовского и многих других.

«Эпоха дворцовых переворотов в учебниках нередко низводилась до уровня мрачного периода, когда политические партии боролись за власть, фавориты пользовались льготами, которые давала эта власть, набивали себе карманы, – поясняет Наталья Болотина. – Но на самом деле следует прислушаться к сторонникам теории модернизации, которые говорят, что это естественный период для истории России. После грандиозных, всеобъемлющих петровских реформ нужен был период адаптации для этих реформ. Еще очень важно – эпоха дворцовых переворотов показала умение российского дворянства вести политическую борьбу, они почувствовали вкус участвовать в государственной жизни, что они могут получать какие-либо преференции, например, отмену обязательной пожизненной службы, которую ввел для них Петр.

И что бы мы не говорили о Меншикове, о его сложном, необычном характере, но это талантливый управленец, он из низов сумел достичь грандиозных должностей, построить Петербург, который мы любим, участвовать в создании и развитии армии и флота. Это Иван Иванович Шувалов – Московский университет. Это тот же Потемкин – присоединение Новороссии, Крыма, реформа армии».

Эпоха дворцовых переворотов: родовитая знать vs новая Россия

Эрнст Иоганн Бирон, Христофор Антонович Миних, Григорий Потемкин

Историки сходятся во мнении, что никаких глобальных изменений в развитии страны до воцарения Екатерины II в эту эпоху не произошло.

«При Елизавете Петровне были определенные очень важные подвижки, но очень крупный шаг вперед сделала именно Екатерина Великая, – заключает Евгений Пчелов. – После нее страна была другая, нежели до нее. Екатерина очень сильно укрепила Россию. Это была одна из выдающихся, великих наших правителей, с которой можно поставить в ряд только очень немногих. Россия стала действительно мощной державой абсолютно европейского типа, хотя со своими особенностями, конечно. Она была серьезной фигурой на международной арене, были одержаны очень многие победы, и государственная система, которую основывал Петр, Екатериной очень существенно была укреплена. А потом уже при Павле Петровиче изменился закон о престолонаследии, а изменился он потому, что семья Павла Петровича была очень большой, было много наследников, уже не было такого кризиса наследования. По новому закону престол передавался по прямой мужской линии, уже была стабильность, сама форма таких государственных переворотов стала невозможна».

Мария Аль-Сальхани
comments powered by HyperComments