Смерть во имя науки: история подвига

14:48 05/02/2019
Смерть во имя науки: история подвига
ФОТО : ТАСС

27 января в Санкт-Петербурге отметили годовщину полного освобождение Ленинграда от блокады. 75 лет назад закончилась беспримерная в истории человечества эпопея героической защиты города, выдержавшего почти 900-дневную осаду. Подвиги тогда совершали не только военные, но и гражданские и даже ученые. 19 сотрудников Всесоюзного института растениеводства им. Вавилова пожертвовали жизнями, спасая уникальную коллекцию семян растений. Умерли от голода, в то время как в здании института тогда находился целый продуктовый склад. Там хранились сотни килограммов семян и плодовых культур: десятки мешков с картофелем и кукурузой, ящиков с морковью, коробок с орехами. 

История уникальной коллекции

История создания коллекции растений началась в конце XIX века. Для этого в 1894 году при ученом комитете Министерства земледелия Российской империи было создано первое в стране Бюро по прикладной ботанике. С приходом Советской власти его переименовали во Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, а затем – во Всесоюзный научно-исследовательский институт растениеводства. С 2014 года это Федеральный исследовательский центр Всероссийский институт генетических ресурсов растений.

Несмотря на смену названий, задачи учреждения оставались неизменными. Сбор и сохранение биологических видов растений, а также выведение новых, устойчивых к жаре и холоду. Основоположником коллекции стал Николай Вавилов. Сегодня институт носит его имя. Мечтой ученого было «досыта накормить человечество». Вместе с коллегами в 20-30 годы XIX века он совершил более сотни ботанико-агрономических экспедиций по всему миру. 

«Путешествие, пожалуй, удачное, обобрали весь Афганистан, пробрались к Индии, Белуджистану. Около Индии добрели до финиковых пальм, нашли прарожь, видел дикие арбузы, дыни, коноплю, ячмень, морковь. Четыре раза перевалили Гиндукуш, один раз по пути Александра Македонского. Собрал тьму лекарственных растений», – писал Вавилов.

Накануне войны в Институте Растениеводства хранилось свыше 220 тыс. экземпляров растений. Был собран самый богатый на тот момент генетический банк культур. В случае природных катаклизмов именно он не позволит человечеству умереть с голода. Каждый образец – это чистый материал, без патогенов и вредителей.

Смерть во имя науки: история подвига

Несмотря на всю значимость работы Николая Вавилова, накануне войны 8 августа 1940 ученого по сфабрикованному делу о принадлежности к трудовой крестьянской партии увезли на допрос. В 1941 году он был осужден и приговорен к расстрелу, который был заменен 20-летним сроком заключения. В 1943 году ученый умер в тюрьме от истощения. 

Блокадный подвиг ученых

В июне 1941 года коллекцию семян, хранившуюся в институте растениеводства, наравне с картинами из Эрмитажа, было решено спасать. Пунктом назначения выбрали город на Урале Красноуфимск. Там располагалась недавно отстроенная селекционная станция. Ящики отправили поездом, но блокадное кольцо сомкнулось раньше, чем эшелон успел покинуть город.

Смерть во имя науки: история подвига

Полтонны семян удалось переправить самолетом. Для транспортировки отбирали те культуры, что могли прижиться в северных широтах. Еще около тысячи образцов ученые вывезли в вещмешках по льду Ладожского озера. Но основная часть вавиловской коллекции – порядка 200 тыс. экземпляров – все же осталась запертой в блокадном Ленинграде. Следить за растениями остались около двух десятков сотрудников института. Остальные или эвакуировались, или ушли на фронт.

«Институт растениеводства в сутолоке военных дней потерялся. Не до него было в то время органам власти. Знали об этом и работники института, они могли поступить с коллекцией по своему усмотрению, и никто не спросил бы с них», – говорил Уполномоченный Государственного комитета обороны по обеспечению Ленинграда и войск фронта продовольствием в начале войны Дмитрий Павлов.

В руках ученых оказались огромные запасы продовольствия. Пятиметровые полки, доверху заставленные коробками с семенами и посадочным материалом, исчислялись тысячами. Но они не могли позволить себе воспринимать семена как еду. Для биологов это был бесценный генетический материал. 

Смерть во имя науки: история подвига

Коллекция представляла собой не гербарий, а вполне живые семена. Чтобы сохранить их, ученые были вынуждены поддерживать температуру в помещениях хотя бы на нуле. Тем временем, зимой 1941 года столбик термометра в Ленинграде опускался до -40 градусов Цельсия. Ольга Воскресенская, сотрудница отдела клубнеплодов, для этого из своей квартиры переехала жить в институтский подвал. Вскоре хрупкая женщина серьезно заболела. Дело продолжил ее коллега – хранитель картофеля Вадим Лехнович.

«Ходить было трудно... Да, невыносимо трудно было вставать, руками-ногами двигать... Дважды в день, несмотря на сильное истощение, добирался я из дома на улице Некрасова, где жил, до Исаакиевской площади. Каждый рейс в одну сторону занимал около полутора часов», – вспоминал Лехнович.

Опасность грозила коллекции института и от ленинградцев. Нехватка еды вынуждала горожан искать ее повсюду. Под покровом ночи воры не раз пытались проникнуть в кладовые. В здании, как на военном объекте, было организовано круглосуточное дежурство. Ученые заколотили все окна и оббили жестью двери хранилищ. Комнаты, где находилась коллекция, опечатывались. Поодиночке вход туда был запрещен. 

Еще одной проблемой оказались полчища крыс, наводнивших блокадный город. Их не могли остановить ни запертые двери, ни даже металл закрытых коробок. Умные животные нашли другой способ. Они карабкались вверх на стеллажи и попросту сбрасывали контейнеры вниз. Крышки слетали – доступ к еде был открыт. Тогда ученые стали связывать контейнеры вместе по 4. Таких коробок в институте было больше ста тысяч.

В институте растениеводства до сих пор хранят личные дела тех, кто работал здесь в дни блокады. Одним из них был хранитель масличных культур и арахиса Александр Гаврилович Щукин. Последняя запись в документах – 25 декабря 1944 года исключить из списков института ввиду смерти.

Смерть во имя науки: история подвига

«Щукин А.Г. В институте растениеводства имени Вавилова работает с 1938 года. По существу техническим работником. Научно работать не может. В работе крайне медлителен. В ущерб делу. Крайне аккуратен. Больше подходит к архивной или канцелярской работе», – было написано в личном деле.

Ученый не был героем. Скорее, самым обычным ленинградцем. Родителей потерял во время революции, жил в коммуналке, заботился о сестре. Из-за перенесенного в детстве туберкулеза имел слабое здоровье. Поэтому и не призвался на фронт. Тело Александра Щукина нашли прямо за рабочим столом. Даже умирая от голода, ученый продолжал готовить копию коллекции. Надеялся после самолетом вывезти ее на Большую землю. Когда коллеги обнаружили тело, в кулаке у него был сжат пакетик с миндалем. 

В первую блокадную зиму от голода умерли 12 сотрудников института. За всю блокаду погибло 19 человек.

В теплое время года блокадный Ленинград превращался в огромный огород. Площади и набережные вспахивали и засеивали овощами. Знаменитыми на весь мир стали кадры капустных грядок: на Исаакиевской площади. Семена для посадки были взяты из вавиловской коллекции.

Продолжали сотрудники института и научную работу. Правда, вели ее с поправкой на войну и голод. В актовом зале прочли больше 2000 лекций. Самой популярной оказалась – как правильно сажать картошку. Выпускали для населения и брошюры – биологи знали, какие растения можно, а какие опасно употреблять в пищу.

Ученым удалось спасти большую часть коллекции. Порядка 180 тыс. растений. До снятия блокады не дожили лишь теплолюбивые культуры: такие как инжир, корица, бананы. Зато в целости остался, например, весь картофель. 1200 европейских образцов. Некоторые – уникальные.

Сегодня в институте генетических ресурсов растений им. Вавилова насчитывается 320 тыс. образцов. Почти все – потомки сохраненных в блокаду семян. ООН оценивает стоимость это коллекции в $8 трлн.

Фото в тексте: Иван Поситко

Родион Ковалев
comments powered by HyperComments