Ответственное обращение с животными: теория vs практика

15:59 17/01/2019
Фото: Алан Кациев (МТРК «Мир») "«Мир 24»":http://mir24.tv/, собака, животные, собаки
ФОТО : «Мир 24» / Алан Кациев

Закон «Об ответственном обращении с животными», подписанный в конце прошлого года президентом России Владимиром Путиным, ждали восемь лет. Казалось бы, теперь всем любителям животных и неравнодушным гражданам можно праздновать победу – по оценкам экспертов и зоозащитников, закон содержит массу полезных новаций. Но пока, увы, все не так радужно, как хотелось бы: одно дело – теория, другое – реальность.

Права и обязанности

Плюсы в следующем. Отныне «самодеятельность» догхантеров (убийц бездомных животных), вызывавшая бурю нареканий и протестов граждан, официально считается вне закона: отстрел безнадзорных «братьев меньших» запрещен. Отлов животных (запрещенный в присутствии детей), должен сопровождаться видеофиксацией и размещением информации о животных, попавших в приюты. Питомцев со сведениями о владельцах на ошейниках требуется возвращать хозяевам. Те же не могут теперь просто так выкинуть четвероногого, как надоевшую игрушку, на улицу – оставление животного без попечения по новому закону считается жестоким обращением.

Очень важное нововведение: пропаганда жестокого обращения с животными отныне запрещена. Ответственность за такое нарушение будет предусмотрена изменениями в КоАП. При этом, как заявил председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов, назрела необходимость и в изменениях ст. 245 УК РФ. По его словам, любое жестокое обращение, независимо от мотивов, повлекшее увечье или гибель животного, должно считаться преступлением. Сегодня же преступность такого деяния определяется в зависимости от целей и мотивов лица, совершившего жестокие действия по отношению к животному.

Юрист, зоозащитник из Москвы Светлана Зиберт отмечает: в России впервые принят специальный закон, регулирующий отношения в сфере обращения с животными, закрепляющий на федеральном уровне необходимость гуманного и ответственного отношения к ним, как к чувствующим существам, и недопустимость жестокого обращения с ними.

«В законе содержится четкое определение понятия жестокого обращения – таковым, согласно закону, являются любые жестокие действия (бездействие) в отношении животных, которые привели или могут привести к гибели, увечью или повреждению здоровья животного. Не все такие действия образуют состав уголовного преступления, однако наличие понятия жестокого обращения важно для правоприменительной практики. До появления данной нормы в законе вопрос об оценке жестокости действий лица по отношению к животному оставался на усмотрение органов предварительного расследования и суда. Но чем более детальной является правовая норма, тем меньше вероятность ее произвольного толкования правоприменителем», – заявила юрист «МИР 24».

Практически все комментаторы согласны с тем, что одной из важнейших проблем, для решения которых и принимался данный закон, является проблема жестокого обращения с бездомными домашними животными.

«Регулирование численности таких животных в подавляющем большинстве российских регионов сводится к убийству животных при отлове. Исключение составляют лишь несколько регионов, где реализуется программа ОСВВ – отлов, стерилизация, вакцинация и возврат неагрессивных животных на прежние места обитания. Однако, несмотря на положительные результаты программы ОСВВ, данный гуманный метод не был предусмотрен нормами действующего законодательства. Теперь же принятый закон обязывает все без исключения регионы применять только гуманные методы регулирования численности бездомных животных, полностью запрещая их умерщвление. Отловом, стерилизацией и содержанием таких животных смогут заниматься исключительно приюты, для обеспечения прозрачности деятельности которых закон обязывает их владельцев обеспечить постоянный доступ волонтеров на их территорию», – поясняет эксперт.

Также вводится институт общественных инспекторов, которые на добровольных началах смогут контролировать соблюдение законодательства в сфере обращения с животными. «Общественным инспекторам предоставляется право на беспрепятственный доступ на территорию приютов и фиксацию любых нарушений. Результаты такого контроля обязательны для рассмотрения уполномоченным органом, который будет осуществлять надзор за соблюдением норм закона юридическими и физическими лицами», – поясняет юрист.

Что касается противоречащих здравому рассудку действий, как упоминалось выше, закон полностью запрещает пропаганду жестокого обращения с животными (до его принятия ограничений на подобную деятельность законодательством не предусматривалось). Но пока что все это в теории. «Пропаганда живодерства свободно ведется в социальных сетях, в основном, среди молодежи и подростков, и владельцы таких ресурсов не препятствуют распространению такой информации. Для того, чтобы норма закона о запрете пропаганды жестокого обращения с животными эффективно заработала, необходимо включать такую информацию в перечень, при обнаружении которой уполномоченный орган вправе принять решение об ограничении доступа к ней (внесудебной блокировке ресурса)», – говорит собеседница «МИР 24».

Закон также регулирует деятельность цирков и зоопарков, размещение которых допускается исключительно в специально предназначенных для этого зданиях, сооружениях, обособленных территориях, и запрещает деятельность контактных зоопарков. Контакт с животными, при котором может быть причинен вред человеку или животному, запрещен, а в случае возможного контакта посетителей с животными должны быть организованы зоны, куда последние смогут спрятаться от назойливых гостей.

«Фотографирование и видеосъемка с животными вне мест их содержания также запрещаются. Пляжные фотографы с обезьянами теперь вне закона. С 2020 года вводится лицензирование данной деятельности зоопарков, зверинцев, цирков и дельфинариев», – подчеркивает юрист.

Радует и то, что закон запрещает умерщвление жизнеспособных животных по решению владельца. «Ненужное животное бывший владелец обязан передать в приют или подыскать ему нового хозяина. Следует отметить, что приют не обязан принимать животных. Такая передача должна производиться на договорной основе при наличии у приюта возможности размещения животного. Умерщвление животных в приютах также запрещается – они должны содержаться в приюте до естественной смерти либо до передачи новому владельцу», – отмечает Светлана Зиберт.

Кстати, данная норма распространяется не только на домашних животных, но и на тех, которые ранее использовались в цирке или в иной предпринимательской деятельности. Служебные животные по истечении срока службы также должны передаваться новым хозяевам – для пристройства определен срок не менее 3-х месяцев, после чего орган исполнительной власти вправе распорядиться животным в соответствии с принятым данным органом порядком. «Следует отметить, что акты, изданные уполномоченным органом, не должны противоречить нормам гуманности и общим требованиям обращения с животными, закрепленными законом», – говорит юрист.

Есть и положения в законе, которые вызывают вопросы. Во-первых, зоозащитников озаботила норма о предельном количестве животных. «Имеются реальные опасения, что регионы начнут устанавливать свои нормы по допустимому количеству животных в жилых помещениях. В условиях отсутствия каких-либо ограничений по разведению животных препятствовать гражданам забирать животных с улиц, по меньшей мере, неразумно. Кроме того, не понятно, каким образом будет оцениваться возможность владельца содержать животное, с учетом количества проживающих людей, или нет. Отсутствуют какие-либо санитарные или ветеринарные нормативы по содержанию животных – очевидно, что данное положение может отрицательно сказаться на добросовестных владельцах, приютивших большое количество животных, и никак не повлияет на «собирателей», которые, как правило, психически не здоровы и не слишком интересуются нормами закона», – поясняет эксперт.

Волнения среди собачников вызвало и известие о том, что отныне, согласно закону, выгул собак может осуществляться исключительно в местах, определенных для этих целей органом местного самоуправления. «Трудно представить себе, что местные власти адекватно решат вопрос о местах выгула животных. Очевидно, что список запрещенных мест должен устанавливаться на федеральном уровне (детские площадки, школьные дворы и пр.). А если органы местного самоуправления не включат в список разрешенных к выгулу мест леса и парки? Или вовсе забудут определить территории, где можно погулять с собакой? Тогда владельцам животных остается только летать», – иронизирует собеседница «МИР 24».

К большому сожалению, цирковое лобби в лице государственных цирков с принятием закона только укрепило свои позиции, считает эксперт. «Положительным моментом закона является фактический запрет на организацию передвижных зоопарков и цирков, где дикие животные влачат ужасное существование в тесных клетках. Однако данные ограничения касаются исключительно частных передвижных балаганов. Согласно принятому закону, правительство вправе устанавливать исключения. Нетрудно догадаться, что такие исключения будут установлены для передвижных государственных цирков и зоопарков, среди которых также имеются передвижные дельфинарии, которые, избавившись от конкурентов в лице частных заведений, продолжат свою деятельность. А выданные таким циркам лицензии послужат своеобразной «индульгенцией» – не выдадут же ее живодерам. К тому же, дрессировщики, работающие в госцирках, часто содержат животных сами. Животные в подавляющем большинстве случаев приобретаются незаконно. «Отслуживших» животных либо утилизируют, либо отправляют на «доживание» на притравочные станции. Условия содержания животных и законность приобретения животных никто не контролирует. А лицензию получит государственный цирк, где истязатели животных смогут свободно продолжить свою деятельность», – поясняет юрист.

Кому «закон не писан»

Кроме того, возникла еще одна – и серьезнейшая – проблема. Как выяснилось, некоторые живодеры про новый закон не слышали. А если и слышали, то решили действовать ему наперекор, доказывая обществу, что они – как бы выше законодательства.

«За последние недели в стране произошла серия жестоких убийств беззащитных зверей. Один за другим случились страшные события – в Переславле, Лыткарино, Красноярске и Чебоксарах. Зверски убивают десятками щенков бездомышей. Зоозащита считает, что это ответная реакция живодеров на принятие закона – плевать они на него хотели. Пока полиция не заработает, толку от него немного. Хотя написан он хорошо», – рассказала врач, зоозащитник из Санкт-Петербурга Елена Кощеева.

По словам собеседницы «МИР 24», складывается ощущение, что от безнаказанности живодеры пошли вразнос, несмотря на новый закон – а потому зоозащитники собираются писать коллективное письмо председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину. «Конечно, стаи бездомных собак нравятся, мягко говоря, не всем, но этот вопрос нужно решать гуманными способами, и закон как раз об этом. А подзаконные акты разработают, чтобы был комплекс мер по исполнению этого закона. Но почему полиция не хочет заниматься расследованиями? Жестоко казнены невинные животные, в том числе, щенки. Некоторые полицейские просто отмахиваются от этих преступлений. Если полиция не считает нужным тратить свое время на бездомных собак (хотя 245 ст. УК РФ никто не отменял!), пусть потратит его хотя бы на людей, которые в отчаянии бегут в полицию за помощью, попутно хватаясь за сердце, со слезами, видя или зная про страшные смерти животных. Полиция обязана реагировать, так как находится на страже покоя граждан. Люди возмущены бездействием полиции, требуют защитить не только животных, но и себя – от психологических травм и нравственных страданий. Нежелание разбираться в этих преступлениях повлечет за собой новую волну жестокости из-за безнаказанности. И где гарантия, что живодеры далее не начнут убивать людей?» – говорит она.

Например, в Красноярске все было так. «3 января убили собак, люди написали заявление в полицию, на следующий день преступники-живодеры опять приехали, убили щенков, люди опять написали заявление. 8 января все повторилось – расстреляли дробью оставшихся собак и раскатали одного квадроциклом. И это при том, что еще 3 января полиция все знала и ничего не сделала, чтобы предотвратить последующие убийства. Убийцы знали, что им ничего не будет, и опять приехали убивать», – рассказывает Елена Кощеева.

Получается, что один из основных адресатов закона – полиция. Если живодеры не умеют читать или не считают своим долгом подчиняться федеральному законодательству, правоохранителям придется объяснять им нюансы нового закона в более доходчивой форме и с удвоенной энергией. Если и полиция этого не сделает, толку от закона, о важности которого говорил сам президент, действительно, будет немного.

Кстати, попутно в России обсуждается идея создания зоополиции, в ряды которой вошли бы сами неравнодушные граждане. А в ряде стран – Хорватии, Сербии, Боснии и Португалии – активисты уже взяли контроль в свои руки, сплотившись в группы, карающие живодеров.

Но самым эффективным методом наказания живодеров был бы перевод такого рода преступлений, совершенных с особой жестокостью, в категорию тяжких. Об этом ранее высказывался глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов. «Во-первых, я бы не смешивал жестокое обращение с животным и убийство животного – это разные вещи. Кроме того, я бы не смешивал хулиганские побуждения и садистские формы – это тоже разные вещи. Я бы их развел. Составы преступлений, когда жестокое обращение с животными сопряжено с отягчающими обстоятельствами, с садизмом, повлекшим смерть или увечье животных, должны наказываться, как минимум, шестью годами лишения свободы. Тем самым все это переводится в категорию тяжких преступлений», – предлагал собеседник «МИР 24».

Со своей стороны, Светлана Зиберт уверена: нужно убрать из 245 статьи УК РФ альтернативные лишению свободы виды наказания. «В таких делах часто не бывает потерпевших. Если обвиняемый признает вину, возражать против рассмотрения дела в особом порядке (своего рода «сделка с правосудием) некому. Суды по таким делам обычно не назначают лишение свободы, ограничиваясь вычетом из зарплаты либо общественными работами даже в случаях чудовищного садизма (как в случае хабаровских живодерок или Дарьи Смирновой)», – подытожила юрист.

Юлия Кундухова
comments powered by HyperComments