Зураб Церетели: Я никогда не устаю от работы (ЭКСКЛЮЗИВ)

13:39 04/01/2019

Знаменитому скульптору Зурабу Церетели исполнилось 85 лет. Ведущий программы «Культ личности» на телеканале «МИР» Григорий Заславский побеседовал с юбиляром в его доме-музее.

[Встреча началась с экскурсии по усадьбе Церетели в Переделкине]

- Здравствуйте, Зураб Константинович. Первый раз здесь

Зураб Церетели: Я здесь живу уже 40 лет, все, что создавал, выставил (показывает памятники). Вот Петр (Первый), что спасает ребенка, он прослезился и ушел из жизни. Держит ребенка в руках. Вот Тарас Бульба, там Высоцкий, Бродский…

- О, Табаков!

Зураб Церетели: Да. А рядом – «В здоровом теле – здоровый дух» – президент (России Владимир Путин – прим. ред.). Вот такие вещи.

- И святой Георгий.

Зураб Церетели: Площадей хватает. Когда я не работаю, площади хватает, а когда работаю, уже не хватает. Давайте зайдем в дом.

Зураб Церетели родился 4 января 1934 года в Тбилиси. В 1958 году окончил живописный факультет Тбилисской академии художеств. В 1964 году учился во Франции, где общался с Пабло Пикассо и Марком Шагалом. С конца 1960-х гг. Церетели начал активно работать в области монументального искусства. С 1997 года является президентом Российской академии художеств. В 1999 году основал Московский музей современного искусства. Церетели является автором более 5 тысяч произведений живописи, графики, скульптуры. Его работы находятся в России, Бразилии, Великобритании, США, Испании, Франции и других странах.

- Зураб Константинович, я первый раз в вашем доме-музее. Как я понимаю, он открылся не очень давно?

Зураб Церетели: Дом-музей не очень давно.

- А вы здесь живете? Вы вообще где живете?

Зураб Церетели: Я в пятницу, субботу и воскресенье здесь нахожусь и работаю. Вот это все здесь создал (показывает на картины). Остальное время работаю в Москве.

- Недавно здесь снова сделали бесплатный вход. Почему бы не взять хоть по пять рублей с человека?

Зураб Церетели: Надо мой характер знать. Я не могу. Люблю Москву, люблю россиян, и да, не могу. Поняли?

- А они не будут ценить. Считается что то, что бесплатно, люди меньше ценят.

Зураб Церетели: Не знаю, меньше или больше. Я такой.

- А они (посетители – прим. ред.) вам не мешают работать?

Зураб Церетели: Нет. Наоборот, приятно, когда они приятные слова говорят. Очень приятно мне.

- Было время, когда вам говорили не только приятные слова, но и неприятные. У меня ощущение, что никто в ваш адрес неприятных слов не произносит. Это так или нет?

Зураб Церетели: Знаете, я не обращаю внимания. Надо мозги художника изучить. Я особняком работаю. Люблю весь творческий процесс. Поэтому я считаю, что россияне должны любить искусство. Потому что предки любили искусство. Поэтому я не обращаю внимания, что говорят, хвалят или ругают. Это на их совести. Самое главное, чтобы у меня было настроение для творчества.

- А бывает, что просыпаетесь, и у вас нет настроения?

Зураб Церетели: Не было. У меня, знаете, и мои родители, и мои педагоги меня так направили, поставили, что я их. Я их всех люблю. Например, Шухаев давал лишние часы, он сидел и наблюдал, как идет работа. Это было очень мудро. Это его большая заслуга, что я люблю работать.

- Однажды вы сказали, что секрет вашего долголетия – в ледяном душе, который вы принимаете каждый день. Вы и сейчас обливаетесь каждый день ледяной водой?

Зураб Церетели: Да, чередую: горячая, холодная, горячая, холодная. Это очень-очень помогает.

- Я сейчас посмотрел на фотографии, которые здесь есть, и такое ощущение, что нет такого ордена в России, которым бы вас еще не наградили. И я понимаю, что вы не ждете каких-то наград, новых премий. В связи с этим, есть ли что-то, что вам будет приятно услышать и получить?

Зураб Церетели: На меня хорошо действуют приятные слова, хорошая улыбка, особенно от близких людей.

- А есть сейчас какие-то города в мире, в которых готовятся к установке ваши монументы?

Зураб Церетели: Многие пишут приятные слова. Я стараюсь, многие пишут, но сразу сделать так много скульптур – это невозможно.

- Вы очень любите помогать разным людям, и мне, кстати, в свое время очень помогли. Я никогда не забуду, как много лет назад я брал у вас интервью, и вы спросили: «Квартира в Москве есть?» Я сказал, что есть, все нормально. «Ну, если надо будет, скажите», [- добавил тогда Церетели]. В итоге квартиру, которую мы получили на «Соколе», это было во многом благодаря вам. Есть ли такие люди, которые за последнее время вам помог чем-то, при том, что у вас все есть?

Зураб Церетели: Не знаю…

- Вам ничего не нужно?

Зураб Церетели: Нет. Вообще, наверно, нужно, но я не замечаю. Вот мой (показывает на мольберт). Нужны краски! Чтобы густо наливать и работать. Больше ничего.

- Сколько вы работаете в день?

Зураб Церетели: Знаете, по пятницам, субботам, воскресеньям – много. А с понедельника по четверг, когда заканчиваю работать в академии, убегаю, потом мастер-классы, дети. Это все движение, это работа. Такого, чтобы «ой, сегодня работать не буду, устал» – такой вещи у меня нет.

- Вы никогда не устаете?

Зураб Церетели: От работ нет.

- А от чего устаете?

Зураб Церетели: «Устаете»? Что такое «устаете»?

- Вы сумели сохранить какую-то широту грузинской жизни в Москве, и во многом являетесь идеалом грузинского человека в российской жизни, при том, что Москва не может существовать вне грузинского контекста, начиная от названий московских улиц. Скажите, есть ли что-то грузинское, чего вам не хватает в Москве?

Зураб Церетели: Грузинского в Москве? Собственного самолета, чтобы улететь и прилететь сразу. Больше ничего.

- Все-таки немало ваших работ оказались в неважном состоянии. Начиная с Пицунды, еще каких-то работ, которые были сделаны в разные годы. Не пришла ли пора их реставрировать?

Зураб Церетели: Реставрировать? В Гаграх, как я слышал, остановки надо реставрировать. Поэтому я жду их (городских властей – прим. ред.) письма, чтобы я поехал и реставрировал. Я готов.

- Нет письма пока?

Зураб Церетели: Не хочу быть самозванцем…

- Самозванец Церетели – это интересное словосочетание...

Зураб Церетели: Потому что надо подготовить материал, обработка, камушки. Все это не такая простая вещь.

- Скажите, на этой картине кто и что означает? (показывает на картину за спиной Церетели)

Зураб Церетели: «Что» – любовь.

- А есть какие-то другие темы, которые вы затрагиваете?

Зураб Церетели: Много. Вот посмотрите, много-много (показывает картины).

- В этом саду есть много памятников, которые рассчитаны на то, чтобы быть установленными на улице. Тот же замечательный монумент Мстиславу Ростроповичу, скульптура Бродского. Вы их планируете поставить? Есть предложения их поставить?

Зураб Церетели: Я, знаете, пока хочу, чтобы это был нормальный музей. Чтобы дети проходили мастер-класс, дети знали в этом образе, допустим, Ростроповича или Высоцкого, чтобы объясняли искусствоведы, кто эти люди и какую пользу они принесли России и т.д. Если преемственности не будет, то ничего не будет. Поэтому я каждую пятницу провожу мастер-класс в Москве.

- Когда на вас смотришь, возникает ощущение, что вы всегда жизнерадостны. Что вас может вывести из себя, чтобы вы ругались?

Зураб Церетели: Сейчас я не готов, но подготовлюсь и отвечу.

- Но вообще вы часто ругаетесь?

Зураб Церетели: Нет, как я буду ругаться? Нет, это не в моем характере, и ни мои педагоги, ни мои родители такому не учили. Наоборот, мне говорила бабушка: «Когда дадут пощечину, подставь другую щеку. Это мудрейший сказал!» Тогда я не понимал. Но теперь понял: это мудрейшие слова моей бабушки.

- У вас есть такое редкое умение: когда появляются какие-то новые люди, вы способны их обаять, Но никогда не забываете тех, с кем общались раньше, и никогда не говорите: тот был плохой, только потому что он ушел от власти. Были ли люди, с которыми вы ссорились в течение жизни?

Зураб Церетели: Тех, с кем я дружил или дружу, обожаю и не забываю.

- Скажите, Василий Церетели, который сейчас является исполнительным директором, часто обращается к вам с просьбой дать какой-либо совет? А если он не просит совета, чему вы его учите? Что самое главное?

Зураб Церетели: Ну, Василий Церетели... Это я должен просить, чтобы он учил меня. Он такую блестящую школу прошел, руководитель, по современному искусству. Знаете, он очень прогрессивный.

- Я его тоже считаю совершенно выдающимся директором, но есть ли что-то, чему вы бы его могли сегодня научить, какой-то совет: «Василий, делай то-то и то-то»?

Зураб Церетели: Пока нет. Я сам не него смотрю и беру у него хорошие примеры. Очень интереснейший, мудрейший, хорошо воспитанный ребенок.

Григорий Заславский 
comments powered by HyperComments