Новые правила обращения с отходами: Кому мешает «мусорная реформа»

14:42 29/09/2018

С 1 января следующего года все регионы России должны перейти на новую систему обращения с отходами. Это требование федерального закона. В чем суть предстоящих перемен и готовы ли к ним в стране? Ситуацию прокомментировал исполнительный директор ассоциации «Чистая страна» Руслан Губайдуллин.

- В чем суть этих требований и готовы ли к ним на местах, ведь осталось всего три месяца?

Руслан Губайдуллин: Базисный принцип новой модели обращения с отходами – это то, что теперь будет оказываться комплексная услуга от контейнера до полигона под контролем региональных операторов. Это компании, отобранные в законном порядке субъектом Федерации. Почему субъектом? Полномочия поменяются – до этих изменений полномочия по обращению с отходами были у муниципалитета. Также услуга переходит из жилищной в коммунальную. Если раньше плата за мусор была в квитанции, где содержание и ремонт жилья, то теперь будет отдельная строка за мусор – как за электричество, газ, воду – с изъятием этой суммы из жилищной квитанции. Таковы базисные принципы реформы. Практически по всей стране она завершена, 80 субъектов уже отобрали регоператоров. Всего их будет 242, 220 уже отобрано. Количество операторов не равно количеству субъектов по той причине, что оно равно количеству зон в каждом субъекте. Допустим, в Ивановской области один оператор, а в Красноярском крае их будет 19.

- Одна из самых серьезных проблем – огромное количество несанкционированных свалок. Решить ее окончательно – задача реформы отрасли. Расскажите об этом. 

Руслан Губайдуллин: Несанкционированные свалки – это наше наследие. Россия занимает здесь «не лидирующее» место. Обусловленность реформы вызвана принятием 458-го закона в 2014 году, для всей страны поставлены новые вызовы. Есть лидер реформы – Министерство природных ресурсов РФ, и буквально на днях был презентован новый проект «Экология», согласно которому все свалки, которые были образованы в границах городов (порядка 180) будут рекультивированы за счет средств федерального бюджета к 2024 году. Свалками, которые будут образовываться после первой половины 2019 года, будут заниматься региональные операторы в рамках средств, которые платятся по тарифу. Однако свалка и полигон – это разные вещи. Если на территориальной схеме нет этого объекта, то он уже нелегальный, и перевозчики, которые возят туда мусор, будут отвечать административно и уголовно. Никому кроме как регоператору мусорообразователь заплатить не может, никто кроме регоператора не может вывезти мусор на объект его размещения. В этом основной принцип реформы.

- Разработка территориальной схемы – огромная работа для отдельного региона. Насколько важен здесь обмен опытом между субъектами?

Руслан Губайдуллин: Россия очень большая, и все субъекты разные. В Москве и Московской области образуется каждый пятый килограмм мусора в стране. Есть малонаселенная Чукотская область, Красноярский край с огромными территориями, где от мусорообразователя до объекта накопления тысячи километров могут быть, и нет круглосуточного транспортного сообщения. Но территориальные схемы разработаны во всех субъектах Федерации. Они легли в основу конкурсов по выбору регоператора. Естественно, они будут требовать корректировки: где-то появится новый микрорайон, закрыли свалку, меняются транспортные потоки, и все это должно быть отражено в терсхемах. Это основной базисный документ, с которым работает курирующее министерство в каждом субъекте РФ. Министерство природных ресурсов выпустило документ о новых требованиях к терсхемам. Их абсолютно нормально воспринял бизнес. Основные моменты: должна быть электронная модель схем, должно быть общественное обсуждение всех изменений. Есть ряд проблем: в некоторых случаях мы не знаем объемов отходов, не все объемы были учтены. Что греха таить: регоператоры приходят на «серый» рынок, но работать должны только «вбелую», поэтому испытывают определенное противодействие компаний, которые не хотят перестраиваться на новый режим.

comments powered by HyperComments