Учитель года Илья Демаков: Педагог – это «особый взрослый» для ребенка

16:13 01/09/2018

В День знаний абсолютный победитель конкурса «Учитель года России-2017» Илья Демаков дал эксклюзивное интервью телеканалу «МИР». Учитель рассказал, какой опыт принес ему всероссийский конкурс, почему в изучении истории необязательно заучивать даты и как цифровая среда влияет на развитие современных детей.

- Вы стали лучшим среди достойнейших. К чему это обязывает?

Илья Демаков: Это очень высокопарно, я думаю, тут стоит разделять. Думаю, как и всякий национальный конкурс, «Учитель года» не выявляет лучшего вообще. Он выявляет того, кто соответствует критериям отбора, определяет лидера для профессиональной среды на текущий год.

- Вы будете своим опытом делиться с коллегами? Как это будет происходить?

Илья Демаков: Это самая важная ценность работы учителя – возможность видеть то, что происходит в регионах, и поработать там. За этот без малого год я побывал в 20 регионах страны. Там бывают совершенно, принципиально разные картины, хотя мы решаем одни и те же задачи. Мы учим детей, в конце мы выходим к ЕГЭ, но условия, в которых мы это делаем, совершенно разные.

- Условия разные, но качество преподавания ведь должно быть везде одинаковое?

Илья Демаков: Безусловно. И это тоже преимущество национальных «состязаний». Мы сможем «сверить часы» между регионами и посмотреть, как коллеги в регионах решают задачи, с которыми мы, может быть, тоже сталкиваемся или еще нет, в каком поле мы сейчас работаем.

- Насколько я знаю, вы выступаете за создание единого образовательного пространства. Почему вы считаете, что оно решит наши образовательные проблемы?

Илья Демаков: Огромное разнообразие, которое сегодня наша образовательная система представляет, тем и удивительно, что оно сохраняется в единстве. Крайне сложно было бы реализовывать задачу обучения и воспитания, если бы мы преследовали свои локальные цели и задачи. Поэтому хорошо и правильно, что мы двигаемся в сторону унификации, в сторону согласованности между собой, внутри педагогического сообщества, потому что так мы создаем равные хорошие условия для наших детей.

- Если я не ошибаюсь, в школах присутствуют учебники разных авторов с разными программами.

Илья Демаков: Несколько лет федеральным министерством реализуется программа оптимизации перечня учебников. Это очень здорово. Мои коллеги, историки, пионеры в этой области. Мы были первыми, кто выработал отраслевой стандарт, перечень вопросов, которому мы учим в процессе преподавания истории. К этому перечню были разработаны три линейки учебников. Сегодня мы ими пользуемся. На всю страну всего три линейки. На мой взгляд, это оптимально, не избыточно много. Есть три учебника, с ними вполне могут разобраться родители, чтобы, если ребенок болел или отсутствовал, можно было сравнить и понять. Это оставляет некий маневр для учителя: это не один узаконенный формат, а три линейки, есть из чего выбрать.

- Помимо уроков истории, вы активно занимаетесь дополнительным образованием детей. В частности, ведете театральный кружок на немецком языке.

Илья Демаков: Все, что я делаю за пределами класса (это большой спектр – толкиновский кружок, студия на немецком, экспедиции), нужно немножко для другого. По моему убеждению, ключевой дефицит, который сегодня испытывает ребенок – это дефицит хорошего человеческого общения. По моему мнению, учитель сегодня приобретает статус «особого взрослого» для ребенка. Этот статус заключается в том, что со мной, с учителем, возможен диалог, который вообще ни с кем больше не реализуется.

Например, с одноклассниками диалога не происходит, в среде одноклассников ребенок опосредован чаще всего цифровой средой. С родителями тоже все непросто. Лет 10 назад было исследование (его делал ВЦИОМ, и мы очень просим его повторить) о том, сколько времени российский родитель проводит в день в разговоре с ребенком. С мамой – другая история, но папа в среднем говорил с ребенком семь минут в день. Если мы переложим это на свою частную историю, примерно так это и выглядит. При всем при этом это не тот диалог, которого хочет ребенок. Поэтому учитель – это «особый взрослый» для ребенка, потому что я для него не опосредован никакой цифровой средой. Я – вот, в доступе, вживую. Кроме того, мне интересно с ним говорить, потому что, собственно, я в эту профессию и пошел, как и мои коллеги, потому что мне интересно, что же, собственно, думает ребенок.

- Что вы переняли от своих учителей, когда сами были учеником и ходили в школу, а что отбросили?

Илья Демаков: Вы знаете, мы многое меняем, оптимизируем, совершенствуем, потому что школа – это, возможно, самая живая система, которая только существует. Она работает с очень живым материалом, подвижной средой, социальной, интеллектуальной. Но при всем при этом мы сохраняем очень здоровую преемственность. Мне мои наставники говорили: каким бы не был стандарт, что бы мы сейчас не осваивали, как бы мы сейчас не экспериментировали, сначала следует усвоить крепкий, хороший, классический урок. Это ядро, которое передается от наставника к подопечному, от поколения к поколению. Это хороший пример консерватизма в профессии, который влияет на стабильность результатов, которые он дает.

 - То есть на ваших уроках дети, как и прежде, зубрят даты сражений?

Илья Демаков: По моему убеждению, даты – это далеко не самое важное в изучении истории, прямо скажем, совсем неважное, но они должны быть. Они размечают нам систему координат.

- Что тогда важно в изучении истории, если не даты?

Илья Демаков: Само по себе знание дат не сказывается на развитии личности ребенка. Личность ребенка формирует эмоциональный фон того, что происходит, отношение к процессу, его понимание. Когда мы скрепляем, скажем так, техническое знание (что когда было, кто действовал) с переживанием, с чувством, с пониманием происходящего, тогда мы пространство, которое нас окружает, наполняем живыми людьми. Мы начинаем не просто видеть четыре стены, некое пространство, Куликово поле, например, но понимать, что здесь было, кто были эти люди, зачем они здесь оказались.

- Когда дети к вам на урок приходят, вы у них смартфоны забираете?

Илья Демаков: Нет.

- Это же обычная практика сейчас, иначе они будут отвлекаться.

Илья Демаков: В каком-то смысле это борьба против реальности, потому что дети вполне естественно находятся в цифровой среде. Вызов, который стоит перед учителем, – переосмыслить то, что мы сегодня делаем, то как мы преподаем, как инструмент работы прежде всего в цифровой среде. Почему это важно? Цифровая среда дает такой эффект: мы целый ряд наших знаний приобрели не в школе. Это фоновая эрудиция. Благодаря цифровой среде доля того, что дети знают без нашего участия, растет в общем объеме их знаний, иногда это знание имеет опережающий характер. Работая с детским коллективом, важно осознавать, что входит в их фоновую эрудицию.

- Илья Сергеевич, наши дети умнее нас?

Илья Демаков: В определенных вопросах – конечно. Например, в вопросах той же цифровой среды.

- То есть будущее есть на кого оставить и волноваться не стоит?

Илья Демаков: Безусловно, каждое поколение, которое приходит в школу, живет собственной жизнью. Говорят, ребенок растет на радость маме или на радость учителю. Я убежден, что это совершенно не так. Ребенок растет, потому что он есть, потому что он вполне самостоятельная личность, вполне самостоятельная единица мира вокруг него. В таком качестве нужно учитывать, что он хочет, что он знает. Нужно понимать, что навыки ребенка, в сравнении с нашими, в чем-то меньше, в чем-то больше, но для его мира, для его жизни, для сегодняшнего дня это именно те навыки, которые нужны. Их важно видеть и развивать.

Маргарита Гырылова
comments powered by HyperComments