Не так страшен рак: пермячка открыла салон красоты для людей с онкозаболеваниями

17:59 17/08/2018
Не так страшен рак: пермячка открыла салон красоты для людей с онкозаболеваниями
ФОТО : предоставлено Светланой Алексеевой / Ирина Лежнева

Жительница Перми Светлана Алексеева всегда шла по жизни уверенным твердым шагом и не боялась трудностей. Она в одиночку растит четверых детей и когда-то работала водителем-экспедитором. Даже когда стало известно, что у Светланы рак груди, она не испугалась и стойко прошла через все испытания. После операции по удалению молочных желез и шести курсов химиотерапии предприимчивая пермячка решила открыть салон красоты для «онковыздоравливающих». Она рассказала «МИР 24» о своем проекте и о том, почему рак не так страшен, как его малюют.

Смотрите мелодраму «Дорога в пустоту» 25 августа в 12:15 на телеканале «МИР». Простая девушка из провинции Марина Бурцева терпит страшные удары судьбы один за другим. Гибель матери превратила ее отца в безработного пропойцу, готового «продать» родную дочь ради заработка. Так героиня оказывается в большом городе, где ее ждут другие тяжелые испытания. Сможет ли она их выдержать и найти в себе силы, чтобы бороться за будущее счастье?

Молодость Светы пришлась на суровые 90-е. Родителям месяцами не платили зарплату, поэтому сразу после школы Алексеева пошла работать на телефонный завод. Обучение проходило вне стен вуза: Света научилась управлять автомобилем, а затем промышленной швейной машиной. Эти навыки пригодились ей в разное время. Сначала она 17 лет она проработала водителем-экспедитором – отвозила кондитерские изделия фабрики «Яшкино» из Ижевска в Пермь. «Я была у них единственной девочкой-водителем за всю историю концерна», – рассказывает Света.

После этого еще несколько лет она держалась за баранку уже как водитель городского автобуса. Сейчас женщина с благодарностью вспоминает эту работу и не без ностальгии говорит о том, как продавала свою «Газельку».

Из водителя Света ловко переквалифицировалась в швею. Получила субсидию, сняла небольшое помещение для швейной артели, взяла в помощницы других многодетных мам. Заказов всегда было хоть отбавляй, в основном женщины шили шубы и шапки. Мать-одиночка с четырьмя детьми, казалось, успевала все, ее мини-бизнес шел в гору.

Непридуманные истории на родине поэта революцииФото: предоставлено Светланой Алексеевой / Ирина Лежнева

Жизнь круто изменилась ровно год назад, в августе 2017-го. Светлана узнала, что у нее рак молочной железы второй стадии. Нет, никаких профилактических скринингов и плановых обследований она не делала, сколько бы не твердили нам об их важности онкологи. Повод насторожиться появился после самоосмотра. Светлана нащупала в груди небольшое уплотнение.

«Я никогда не болела. Все изменилось в один день. Нащупала шишечку около правой груди. Ладно, думаю, отремонтирую машину потом схожу в больницу, но на следующей неделе снова отложила это дело. Ведь ничего не болит, не растет», – вспоминает Света.

В итоге к врачу женщина попала через два месяца. Ей сразу поставили диагноз и выяснили, что опухолей две. Нужно было срочно удалять грудь. Шитье, которое кормило Светлану и ее детей, пришлось на время оставить. Вместо любимой швейной машинки женщина теперь видела парики и грудные протезы на выходе из онкоцентра. Однако новая реальность не стала смертельным приговором, как это часто бывает у людей с онкозаболеваниями. Возможно, потому что жизнь Светы никогда не была легкой, трудности ее только закаляли. От слов маммолога не стало страшно, обидно или больно. Необходимость оперироваться она восприняла как данность и смело посмотрела в глаза коварной болезни. Без слез, криков о помощи или истерик. «Я мама-одиночка, муж у меня умер. Весь груз ответственности, пока я лежала в больнице, взяла на себя моя семья. Мама, папа и сестра. Я бесконечно благодарна им за поддержку», – говорит Светлана.

Уже после операции Алексеева поняла, что не все люди с онкозаболеваниями обладают крепкой железной броней. «Их тяжело вывести из ступора, когда они узнают о своем диагнозе, – рассказывает она. – Очень многие не готовы признать, что они больны и просто не знают, как им жить дальше, оказываются на грани или где-то между психдиспансером и онкоцентром. Конечно, я тоже не понимала, что будет дальше, не знала, на что буду проводить дорогостоящее лечение. Больничного нет, пособия тоже. В Перми ситуация осложняется тем, что людям с онкозаболеваниями некуда пойти за психологической помощью и элементарной человеческой поддержкой. У детей есть фонд «Берегиня», а взрослых сообществ для раковых пациентов попросту не существует».

Впереди Свету ждали шерсть утомительных курсов химиотерапии. Уже спустя три недели после первого курса женщина заметила, что кожа стала сухой, начали сильно выпадать волосы. «Один раз голову помыла – полный тазик волос. Второй раз – тоже». Женщина поняла, что дальше тянуть с походом к парикмахеру больше нельзя. На короткую стрижку нужно было решаться так же быстро, как когда-то на операцию.

Непридуманные истории на родине поэта революцииФото: предоставлено Светланой Алексеевой / Ирина Лежнева

«И что мы будем с вами делать?» - развела руками парикмахер, когда Света попыталась записаться в салон красоты. Мастер побрезговала стричь женщину и решила, что она может ее чем-то заразить. «Ну, ничего, запишусь в другой салон», – подумала женщина. Ей отказали и во второй раз, но Света снова не отчаялась. Она решила, что стричь таких же, как она, смогут парикмахеры с онкологией. А если они еще не умеют этого делать, то их надо научить.

«Многие из процесса лечения не то что бы не могут спокойно выйти, им некуда возвращаться. Они могут сидеть дома по два-три года, хотя понимают, что работать надо. Потеряны время, навыки, а с ним – некая жизнь. Надо дать этим девочкам профессию», – говорит человек-оркестр Алексеева.

Так и родилась идея создать салон красоты для онковыздоравливающих (или онкоживых). Жизнеутверждающий термин Свете подсказала давняя знакомая Наза Гасанзаде, которая уже седьмой год борется с раком молочной железы и метастазами в костях. Средства на проект собирали через популярную краундфандинговую платформу. Тогда же Светлана рассказала о своей идее в соцсетях и заодно разместила фотографии с недавней фотосессии, сопроводив их хештегом #красотасильнеерака. «Никто особо не знал, что у меня рак, пока я не сфотографировалась лысой», – признается Светлана. Большинство знакомых, друзей и коллег были шокированы диагнозом Светы, стали спрашивать, чем помочь ей и ее будущему проекту. Первыми откликнулись водители, бывшие коллеги Светы. «Я ревела только по этому поводу. Когда парни мне деньги собрали. Мне было до слез приятно», – вспоминает женщина.

Особая парикмахерская быстро стала известна в Перми и сегодня продолжает стремительно обрастать сообществом единомышленников. Это вполне логично, ведь все женщины с онкологией одинаково хотят быть красивыми и активно ищут способы вернуть женственность. Помимо мастеров стрижек, в проекте также участвуют онкопсихолог, мастера росписи мехенди и энтузиасты, готовые научить женщин виртуозно и со вкусом повязывать голову платком. Также к проекту Светланы подключились фотографы. Прямо после стрижки, если пожелает душа, можно очутиться под вспышками фотокамеры и получить красочные снимки. Чем не терапевтический эффект в чистом виде?

Хотя без трудностей дело пермской бизнесвумен не обходится, как и любой стартап. Парикмахерская находится в отдаленном районе, поэтому пожилым людям из другого конца города добираться непросто. Когда у нее есть свободное время, она сама привозит бабушек на стрижку, а потом обратно домой. 70-летних клиенток Светлана ласково называет девочками. «Мы ведь всегда девочки вне зависимости от возраста, правильно?», – говорит она. В скором времени неутомимая Алексеева планирует найти помещение для салона красоты поближе к центру города. Принимать клиенток у них дома не имеет смысла, потому что в таком случае стрижка не будет иметь терапевтического эффекта.  Непридуманные истории на родине поэта революцииФото: предоставлено Светланой Алексеевой

«Кто такой парикмахер? Это психолог, – рассуждает Света. – Девочки приходят к нему, чтобы отдохнуть, расслабиться, выговориться, сменить обстановку, выйти из дома. После двух-трех лет жизни по маршруту дом-больница-дом им важно попасть в другую атмосферу. Вы ведь сами знаете: когда приходишь к парикмахеру, на два часа нас нет. Можно даже телефон отключить. Лучше способа отдохнуть за короткое время и не придумаешь», – рассуждает Алексеева.

Сейчас Светлана проходит гормональную терапию, чтобы на стадии ремиссии избежать рецидива. О раке она говорит открыто, ведь современному обществу явно не хватает достоверной информации об онкозаболеваниях. «Я стала больше прислушиваться к себе, следить за своим здоровьем, питанием. Но вся моя социальная жизнь только круче стала после болезни. В разы! Когда я вышла из больницы, у меня была сессия в колледже (Светлана учится по специальности «Страховое дело» – Примеч.). Еще я параллельно училась в Школе социального предпринимательства, мне нужно было презентовать там свой проект по надомному швейному производству. В общем, каждая минута оказалась расписана. Сидеть дома мне некогда. А чувствую себя я очень хорошо», – смеется женщина. Швейное дело она тоже не бросает: то то форму школьникам закажут, то новогодние костюмы, то наряды для модельной студии. 

Даже через телефонный разговор легко понять, что Светлана часто улыбается. А значит, красота сильнее рака.

Алла Смирнова
comments powered by HyperComments