22 июня 1941-го: как Беларусь встретила врага

07:43 22/06/2018

Воскресное утро 22 июня 41-го вспоминает Беларусь. Ее города и села первыми приняли на себя удар немецкой армии. О подвиге солдат и офицеров – корреспондент «МИР 24» Ольга Алипова.

Для пограничников 17-го Брестского отряда борьба с немцами началась в ночь на 22 июня. Бойцы ликвидировали диверсантов из полка «Бранденбург800», которых перебросили через границу в товарных вагонах с двойным дном. Но уже утром город был взят. И только Брестская крепость продолжала держать оборону.

«Это была борьба обреченных. Деваться некуда было. Попытались прорваться, но куда, когда вокруг все обложили», – военный историк
Леонид Спаткай.

Той ночью еще одно обстоятельство стало решающим для советских бойцов: распоряжение главнокомандующего. Командиры на местах видели, что происходит, но ослушаться не могли.

22 июня в половину первого ночи в западные военные округа была передана Директива № 1. Документ предписывал привести советские войска в боевую готовность, но в случае нападения огонь по противнику не открывать. Даже тогда, когда немецкая авиация уже бомбила советские города, маршал Тимошенко в телефонном разговоре с заместителем командующего Западным Особым военным округом генерал-лейтенантом Болдиным скажет: «Ставлю в известность Вас и прошу передать Павлову: товарищ Сталин не разрешает открывать артиллерийский огонь по немцам!». В ответ Болдин закричит: «Как же так?! Горят города, гибнут люди!». 

Только через несколько часов из Москвы поступил приказ немедленно ввести в действие «Красный пакет» – он содержал план прикрытия государственной границы. Но было уже поздно.

«Считалось, что если Германия нападет, то самым опасным направлением будет южное направление, то есть Гитлер будет рваться к украинскому хлебу и к кавказкой нефти. А вот направление западное, северо-западное, то есть белорусское направление, считалось второстепенным. Хотя это был самый близкий путь к Москве», – отметил историк-писатель Игорь Мельников.

Подвиг оборонявших Брестскую крепость нельзя сравнить ни с чем. По гарнизону били артиллерийские орудия. Это был один из самых мощных артударов за всю историю Второй мировой войны. 

«И они когда ударили, это пушка «Берта», в общем, это Крупп, завод Круппа так у наших солдат, красноармейцев и командиров, которые сидели в казармах крепости, у многих лопнули легкие», – указал историк Эммануил Иоффе.

Уже к середине дня 22 июня на многих участках фронта немцам удалось продвинуться на десятки километров. Но и здесь они столкнулись с яростным сопротивлением – на пути моторизованных штурмовых батальонов встали доты. Еще в ночь на 22 июня был дан приказ: не выходить! Запертые в бетонных мешках бойцы понимали: живым не выберется никто. 

Война и экономика


«Немцы затапливали эти доты, люди захлебывались. Немцы через отверстия для перископов, вентиляционные отверстия спускали 150-килограммовые заряды взрывчатки и взрывали доты вместе с их гарнизонами», – говорит историк Василий Киселев.

Когда у защитников дотов закончились боеприпасы, наступила тишина. Но спустя несколько минут из-под толщи бетона донеслись голоса в последние минуты жизни бойцы пели «Катюшу». 

«Мало кому удалось выжить. Но они выполнили свою задачу. Они считали, что дают время Красной армии подойти и отбросить врага от границы. Они считали – и правильно, между прочим, считали, что враг, убитый под Брестом, не подойдет ни к Минску, ни к Москве», – отметил историк Василий Киселев.

Немцы продвигались вглубь Беларуси стремительно - 60 км в сутки. Таким был первый день самой кровопролитной войны XX века. 

Ольга Алипова
comments powered by HyperComments