Избы, храмы и даже тюрьма: москвич 25 лет создает фарфоровый город

09:54 17/06/2018

Москвич Андрей Черкасов строит свой город четверть века. Дома, храмы, пожарные каланчи, избушки, колодцы и сотни самых разных жителей художник создает из фарфора. Типажи находит, путешествуя по стране, сообщает корреспондент «МИР 24» Артем Васнев.

«С этой стороны некоторый намек на реальное место – это Братцево в Тушине, где в детстве был. И вот там катание с горок, это у нас такое детское развлечение было», – говорит Андрей Черкасов.

Его вымышленный фарфоровый город – это 25-летний «долгострой». А началось все у художника Андрея Черкасова с маленькой деревеньки. Теперь здесь есть даже своя фабрика и тюрьма. Кроме того, в фарфоровом поселении рубежа XIX-XX веков живут забавные персонажи.

После Суриковского института Черкасов стал монументалистом, как сам говорит, «месил бетон», создавая большие формы. В «лихие» 1990-е пришел в кооператив, где переключился на фарфоровую «мелочь» – делал «петушков» на продажу. Нечто похожее на то, что сейчас выставляется в музее Коломенское, есть в домах банкиров и крупных чиновников. Однако легендарный «Зимний город» не продается.

«Ну не знаю, полмиллиона рублей, может быть, может, миллион. Цены – это же такая условность», – говорит он.

А вот «бисквитный фарфор», то есть без глянца, особенно нравится зрителям. Снег на крышах домов выглядит уж очень натурально. А это коллекция «1960-е, 1970-е». Здесь и Ильич на постаменте, и пионеры. Рядом по фарфоровой улице гуляют Пушкин с пистолетом, Толстой в крестьянской рубахе и, конечно же, автор «Мертвых душ».

- А вы знали, что Гоголь боялся, что его похоронят заживо? – В принципе мало нормальных людей среди творцов. У них у всех в голове какие-то тараканы, и некоторые из них достаточно клинические. Но мы не за это его любим.

Черкасов привык, что его хвалят за творчество. Вот свои иероглифы оставил кореец.

«Сейчас не помню дословно, но какой-то очень благожелательный (отзыв), что очень здорово. И пожелание купить», – говорит художник.

Его мастерская – это комната в школе биатлона. Здесь у него не последняя должность – кладовщик. Обычные дела отвлекают от творчества. Андрей Черкасов вынужден прерываться, но мысли что слепить в голове постоянно.

«Внутри себя ты делаешь этот виртуальный мир, который у тебя там живет по своим законам, и ты наблюдаешь, как в нем все это происходит. И когда получается, фигеешь, а потом зритель фигеет», – говорит Черкасов.

Когда-нибудь его «Зимний город» осядет в коллекции какого-нибудь музея. Однако время еще не пришло. Фарфоровая «стройка века» продолжается.

Фарфоровая коллекция уникальна. В мире ничего похожего не существует. При этом Андрей Черкасов выставляется нечасто и мало известен широкой публике.

Артем Васнев
comments powered by HyperComments