Евразийская G8: сотрудничество без претензий на главенство

17:48 09/06/2018

В китайском Циндао открылся саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Это уже 18-я встреча лидеров стран объединения с момента создания организации. В первый день саммита прошли двусторонние встречи глав государств. Президент России Владимир Путин провел переговоры с главой Узбекистана, обсудил сотрудничество с президентом Таджикистана, а лидеру Ирана пообещал поддержку в присоединении к ШОС. 10 июня участники саммита проведут заседание совета глав государств-членов ШОС.

Насколько важен этот формат, в студии телеканала «МИР 242 пояснил политолог Игорь Шатров.

- Шанхайской организации сотрудничества. Что это за организация и насколько она важна? Сейчас ШОС все чаще называют Евразийской Большой восьмеркой и альтернативой Большой семерке, которая сейчас заседает в Канаде.

Игорь Шатров: ШОС, конечно, не была задумана как альтернатива G7. Цели создания ШОС были прагматичные – урегулирование пограничных вопросов и межгосударственных отношений центральноазиатских стран на постсоветском пространстве, России и Китая. В 1990-х годах эта структура называлась Шанхайская пятерка. В 2001 году после присоединения Узбекистана переговорная площадка сформировалась в конкретную организацию. ШОС в течение 16 лет была шестеркой. В этом в году впервые в саммите полноценно участвуют Индия и Пакистан. До этого они были странами-наблюдателями. Теперь ШОС – восьмерка.

- У Китая, Индии и Пакистана огромное число противоречий. В 2017 году из-за гималайских территорий между Индией и Китаем едва не разразился военный конфликт.

Игорь Шатров: Именно так. А у Пакистана с Индией перманентное противостояние. Плюс эти страны являются неофициальными членами ядерного клуба и имеют ядерное оружие только потому, что якобы защищаются друг от друга.

Встреча союзников

ШОС – как раз организация сотрудничества, где страны могут обсудить существующие проблемы. Без посредничества России и Китая это не могло бы случиться. Это случилось. Значит, что интересы этих стран, в частности, Индии и Пакистана лежат за пределами узко понимаемых национальных интересов, где часто в приоритете пограничные или конфессиональные вопросы. В ШОС же поднимаются вопросы глобального стратегического сотрудничества.

- Сейчас проходит и саммит G7 в Канаде. Проходит, кстати, далеко не в дружественной атмосфере. На ваш взгляд, это совпадение, что оба саммита были назначены на одни даты? 

Игорь Шатров: Думаю, что элемент случайности здесь присутствует. Не скажу, кто первый выбрал эти даты для саммита. Но вторые, видимо, пошли за первыми и постарались провести свой саммит параллельно.

- Невольно возникает ощущение, если не противопоставления, то альтернативы.

 
Игорь Шатров: G7 – это клуб западных экономик, государств западного образа политической и экономической мысли. Евразийская восьмерка – это организация сотрудничества государств с разными экономическими и политическими моделями и культурно тоже разными.

Когда в семерке появилась Россия и G7 стала G8, Россия появилась там только потому, что семерка сознательно втягивала Москву в западный проект. Когда продолжать это было уже невозможно, восьмерка вновь стала семеркой, а Россия параллельно продолжила сотрудничество в ШОС, где ни у одного из государств нет претензий на главенство модели развития.

Полную версию интервью смотрите в видеоролике.

 

comments powered by HyperComments