Арт-вандализм – болезнь или желание славы?

16:42 29/05/2018
ФОТО : МТРК «МИР» / Роман Паршинцев

Суд арестовал вандала, напавшего на картину «Иван Грозный и сын его Иван». Мужчину задержали вечером 25 мая в Репинском зале Третьяковской галереи.
Вандал разбил защитное стекло столбиком ограждения и повредил полотно. Полотно прорвано в трех местах в центральной части на фигуре царевича. Сейчас поврежденная картина находится в реставрационных мастерских. Стоимость первого этапа реставрации эксперты оценивают в пять-десять миллионов рублей. Свою помощь в реставрации шедевра уже предложил Эрмитаж. Сколько времени потребуется на восстановление полотна, пока неизвестно.

Что побуждает на первый взгляд нормальных людей нападать на шедевры живописи, «МИР 24» узнал у художника, искусствоведа Алексея Буртасенкова.

- Алексей, здравствуйте. Что лично вы почувствовали, когда узнали, что знаменитую картину Репина «Иван Грозный и сын его Иван» повредил вандал?

А.Б.: У меня двоякое чувство: как для художника для меня это страшный акт, который не должен был состояться, а как у гражданина, человека, который любит русскую историю, конечно, сама тема написания картины вызывает вопросы.

- У картины Ильи Репина непростая судьба. Впервые ее выставили 10 февраля 1885 года в Петербурге на 13-й выставке передвижников...

А.Б.: Правильно, выставка передвижников, 17-я по счету. Она состоялась в Юсуповском дворце на Невском проспекте. Это известное выставочное пространство того времени. Потом эта выставка переехала в Москву...

- После выставки обер-прокурор Святейшего синода Константин Победоносцев заявил, что это «художество без малейших идеалов, только с чувством голого реализма». А император Александр III назвал картину отвратительной и запретил выставлять в России.

А.Б.: Видите, мы никак не можем уйти от искажения истории. Поговорим про живописные качества. Это величайшее произведение в истории русского искусства. Чтобы ее написать, Репин полностью воссоздал интерьер. Он специально сделал этот угол палат, в которых изображен Иван Грозный. Сам он писал, что эта картина его мучила, – эта кровь. Он поездил до этого по Европе, посмотрел кровавые картины европейских художников, вдохновился. Потом, само внутреннее искание Репина. В 80-х годах он пишет «Отказ от исповеди», картины на социальные темы, модные в то время.

- То чувство, с которым он писал эту картину, может быть, оно передается людям, которые на нее смотрят? Картина на самом деле тяжелая...

А.Б.: Тяжелая картина, целый шлейф смертей. Хотите – верьте, хотите – нет, но с этой картиной связана мистика. Вы знаете, в Третьяковской галерее есть еще одна картина на эту же тему, но ее никто не режет. Художник Шварц написал картину в 60-е годы «Иван Грозный у тела своего сына».

- Думаю, что мало кто знает про эту картину.

А.Б.: Да, но она в Третьяковской галерее. Далее Шустов, академик, написал картину «Иван Грозный у гроба сына». Это была модная тема в то время. Но Репин настолько реалистично изобразил эту сцену, ты смотришь и погружаешься в эту историю.

- 16 января 1913 года на шедевр напал душевнобольной иконописец Абрам Балашов. Он ножом исполосовал лицо царя Ивана Грозного. И Репину пришлось переписывать.

А.Б.: Причем потом Грабарь стер то, что Репин написал. И просто отреставрировал ее.

- На этот раз на картину напал 37-летний житель Воронежской области Игорь Подпорин. На душевнобольного не похож...

А.Б.: Балашов тоже не был душевнобольным. Он был старообрядцем. Здесь не уничтожают картину, а борются с искажением истории. И сейчас, мне кажется, то же самое. Раньше уже доказали, что в волосах не обнаружено следов крови, не обнаружено телесных повреждений...

- Подпорин признался, что перед посещением зала Репина выпил 100 граммов водки. Вандал почти дошел до выхода, а потом в несколько прыжков вернулся обратно и разбил столбиком от заграждения защитное стекло.

А.Б.: Причем Балашов сделал три пореза на лице и тут три пореза. Тоже какая-то мистика. Знаете, я не склонен нагнетать, но в этом что-то есть. Художник Шварц умер в 30 лет, и Шустов тоже умер где-то в 33 года.

- В «Третьяковке» подсчитали, что только первый этап реставрации обойдется в пять-десять миллионов рублей. Почему так дорого? 

А.Б.: Во-первых, это заключение экспертов, там несколько человек. Во-вторых, старая рама повредилась, надо реставрировать. Кроме самой реставрации нужно провести целых комплекс других работ по сохранению с привлечением дорогих специалистов. Потом будут заказывать бронированное стекло.

- Сколько времени может занять реставрация?

А.Б.: Год, может быть, чуть больше. Не такие страшные порезы. «Данаю» пришлось 12 лет реставрировать, потому что она была облита кислотой и пришлось провести серьезные работы.

- Однажды мне попалась статья о том, что в некоторых музеях мира самые ценные шедевры вообще не выставляют. Посетители видят мастерски выполненные копии. Как считаете, это правда?

А.Б.: Может быть, и правда. Тут история обрастает слухами. На самом деле я считаю, что нужно оригинальные картины выставлять. Бронированные стекла, конечно, тоже мешают воспринимать живопись.

- Тут или бронированное стекло, или риск того, что картина будет утрачена навсегда.

А.Б.: Наверное. Если спустя сто лет нашелся человек, который бросается на картину, то еще через сто лет найдется другой.

- На некоторые шедевры живописи уже совершались нападения. На «Данаю» и «Ночной дозор» Рембрандта, «Венеру с зеркалом» Веласкеса. Несколько посягательств пережила «Джоконда» Леонардо да Винчи. Чем этот арт-вандализм можно объяснить - невероятной силой искусства или психическими проблемами нападавших?

А.Б.: Одними движет желание прославиться. Как Герострат, который сжег храм Артемиды. Кто-то борется с историей. У каждого свой мотив. Кто-то просто психически болен.

comments powered by HyperComments