Шармазанов: Для республиканцев нет другой любви, кроме Армении. ЭКСКЛЮЗИВ

16:41 30/04/2018
ФОТО : ТАСС / Исакова Анна

Вице-спикер парламента Армении, пресс-секретарь Республиканской партии Эдуард  Шармазанов дал эксклюзивное интервью телеканалу «МИР».

- Эдуард Овсепович, здравствуйте. 23 апреля Серж Саргсян подал в отставку. Как вы считаете, что этому предшествовало? Для вас, как однопартийца, это было неожиданным шагом или предсказуемо?

Э.Ш.: В политике вообще-то неожиданностей не бывает и, как говорил Бисмарк, политика – это искусство возможного. Если смотреть глобально, не должно быть для политиков вещей, которых не может быть. И развития, которого не может быть. Этому предшествовали митинги и оппозиции, и гражданского общества. И для нас, как для партии, которая неоднократно заявляла, что целью являются не сильные потрясения, а сильная Армения, великая Армения. Поэтому мы, поговорив с нашим премьер-министром Сержем Азатовичем Саргсяном, не пошли на дестабилизацию ситуации. Для страны, у которой есть очень много вызовов, и первый из вызовов – это угроза войны, угроза безопасности, я думаю, что это был в этот момент исключительно важный шаг политика, для которого стабильность Армении превыше всего.

- Многие эксперты считают решение об отставке Сержа Саргсяна мудрым. На тот момент, на момент отставки, каков был расклад, какие были варианты у Сержа Саргсяна?

Э.Ш.: Я думаю, что и эксперты, и журналисты, и политики, политологи понимают, что конституция Армении, законодательство Армении дают руководству решать проблемы силовыми методами – не антизаконными, а законными силовыми методами. Но Серж Саргсян не пошел на этот шаг. Не пошел на этот шаг, чтобы не дестабилизировать ситуацию в нашей республике. Я тоже думаю, что это было мудрым решением, поэтому надеюсь, что последующие поколения оценят этот шаг.

- Но был еще один вариант – переговоры, но они сорвались. Почему это произошло?

Э.Ш.: Вы знаете, переговоры сорвались, потому что – я неоднократно заявлял – Никол Пашинян шел и идет по пути «все или ничего». То, что произошло в Армении, это и аполитично, и нелогично, потому что парламент должен избрать премьер-министра, мы должны (вообще во всех странах) бороться не против друг друга, не против кого-либо, а за идеи, должны быть дебаты идей. До сегодняшнего дня я не видел никакой программной речи. Прессинг очень большой, но я остаюсь при своем мнении, что это была искусственная политическая адженда. 

- После отставки Сержа Саргсяна муссировались слухи о том, что на пост премьер-министра Республиканская партия собирается выдвинуть кандидатуру Карена Карапетяна. Почему этого не случилось?

Э.Ш.: Потому что Серж Саргсян подал в отставку. Уже русло этой борьбы пошло против Республиканской партии, против самого Карена Карапетяна. А для нас, как я уже заявил, стабильность и безопасность нашего государства превыше всего. На пресс-конференции я заявил, что Республиканская партия делает этот шаг для того, чтобы в Армении не было дестабилизации ситуации. Я желаю нашему государству процветания, благополучия, безопасности, чтобы все было хорошо. Если народ так решил, если уже произошли политические события. У нас были варианты, но мы не пошли на дестабилизацию ситуации, мы не пошли на то, чтобы народ разделился на республиканцев и антиреспубликанцев. Они для нас важные фигуры.

- Вы, как самая крупная политическая сила в парламенте, не выдвинули кандидата на выборы, которые пройдут 1 мая. Неужели у такой многочисленной партии не было кандидата?

Э.Ш.: У нас был кандидат, мы его избрали, он подал в отставку. У нас есть кандидаты. Но сегодня в Армении совсем другая политическая ситуация. И власти Армении, политические силы Армении должны быть адекватными ситуации. Мы приняли адекватное решение. Мы должны смотреть в лицо реальности, поэтому мы пошли на этот шаг.

- Никол Пашинян провел встречу с Ваграмом Багдасаряном. Что обсуждалось?

Э.Ш.: Что Республиканская партия не будет бойкотировать выборы премьер-министра.

- А что означает не бойкотировать выборы?

Э.Ш.: Если представители Республиканской партии, которая имеет большинство в парламенте, не придут в этот день и не будут голосовать, то не будет кворума и не может быть избран премьер-министр. Ваграм Багдасарян от имени нашей партии сказал, что партия не намерена бойкотировать, то есть мы будем 1 мая в парламенте. 

- А как распределяться ваши голоса?

Э.Ш.: До 1 мая есть время. Мы решим, и как будет правильно для государственных интересов, так и поступим. Для нас государственные интересы превыше всего. Сейчас не время для личных интересов, не время выяснять межличностные отношения. Я как выце-спикер парламента Армении и с парламентской трибуны, и здесь неоднократно говорил, что для нас государственные интересы превыше всего. Государственные интересы бывают не только у власти, но и у оппозиции. Так что мы 1 мая поступим так, как нужно нашему народу и нашему государству. 

- Какое будущее для Республиканской партии вы видите?

Э.Ш.: Я уверен, что Республиканская партия будет продолжать свое существование, но не готов ответить, в каком формате – активной власти или оппозиции. Я как политический деятель свое будущее вижу в Республиканской партии, это не долежит сомнению. И очень много политиков, мои друзья, однопартийцы и соратники видят будущее именно в нашей партии, ничего не произошло, жизнь приходит и уходит, и сегодня власть завтра может быть оппозицией. Как говорил Франклин Рузвельт: «Не идите в политику, если у вас кожа потоньше, чем у носорога». Все бывает. Политика – это не только победы, но и поражения. Это не только удачи. Я не вижу в этом никаких проблем. Республиканская партия будет делать все возможное для процветания Армении и внесет свою лепту в усиление армянской государственности. Для нас важнее всего безопасность республики, благополучие народа и стабильность. Наша первая любовь – это Армения, и для нас другой любви нет. Это наша республика, наша родина.

- А какое будущее вы видите для Армении?

Э.Ш.: В Евразийском экономическом союзе, в ОДКБ, в развитии союзнических отношений с Россией. Я надеюсь, что у Армении не будет поворота во внешней политике. Мы на протяжении 10 лет сделали многое для того, чтобы Армения стала сильной страной, которая могла защищать свои государственные интересы. За время нашего правления мы вошли в ЕАЭС. Это очень важно для нашей республики. Я, как и месяц назад, заявляю, что у ОДКБ нет альтернативы. Евразийскому союзу я тоже не вижу альтернативы. Развитию братских союзнических отношений с Российской Федерацией тоже нет. Не имеет значения, буду ли я во властных структурах или оппозиции, это те вопросы, где у меня нет компромиссов.

comments powered by HyperComments