Коммунисты, вперед: кто и как ликвидировал последствия аварии на ЧАЭС

12:38 26/04/2018

Мир отмечает День памяти жертв радиационных аварий и катастроф. Крупнейшая на Чернобыльской атомной электростанции случилась 32 года назад. Последствия трагедии в разные годы ликвидировали больше 600 тысяч человек со всего Советского Союза. Многих из них уже нет в живых, кто-то стал инвалидом. С ликвидаторами пообщались корреспонденты телеканала «МИР 24».

Константин Коваленко работал водителем на Чернобыльской атомной станции, беременная жена – продавцом в магазине. В сохранившихся документах – его личная история той аварии. Например, путевой лист, с которым он вывозил жителей из Чернобыля в Киев.

«Люди бегали, возвращались домой – кто сережки забыл, кто документы. Многие плакали», – вспоминает ликвидатор аварии на ЧАЭС.

Местных жителей эвакуировали, в город приезжали пожарные, солдаты, военные запаса из разных стран. Среди ликвидаторов были и таджикистанцы. Они до сих пор собираются вместе в годовщину катастрофы. С каждым годом людей все меньше. В ноябре 1986-го Вали Кабулов не знал, куда его отправят из военкомата. Оказалось, в Чернобыль.

Долгая дорога к Солнцу

«Нам давали респираторы и больше никакой защиты. В респираторе 10 минут работаешь, потом начинаешь задыхаться. Когда мы туда приехали, нам сказали: «Коммунисты, вперед!» Пришлось показать себя», – рассказывает Вали Кабулов.

Работать приходилось быстро, говорит Кадырбек Сасыкулов. Он сбрасывал лопатой графит и остатки ядерного топлива с крыши третьего энергоблока. Смертельную дозу там можно было получить за несколько минут.

«Когда чернобыльцы прибыли после ликвидации аварии, первое время состояние было еще нормальное. Но за два года болезни прогрессировали. Если во время ликвидации ребятам было по 18-19 лет, то в 23 они уже становились инвалидами. В год уходили по 50 человек», – говорит президент общества ветеранов и инвалидов «Союз- Чернобыль» Кадырбек Сасыкулов (Кыргызстан).

В Кишиневе к памятному камню в Долине Роз несут цветы, чтобы почтить память жертв трагедии. Подполковник в отставке Иван Унгурян формировал полк гражданской обороны по ликвидации аварии. Говорил честно, куда и зачем едут.

«Это трагедия. Я через это прошел и все это видел. Трагедия не только для тех, кто там жил, это трагедия для тех, кого туда привезли ликвидировать чьи-то недостатки. Был виновный, были нарушены технологии, поэтому и произошел взрыв, не зря отсидел главный инженер», – говорит полковник в отставке Иван Унгурян.

Даже если люди и знали, куда их отправляют, они не представляли, что их там ждет. Информации не было, рассказывает Валерий Биганов. Говорит, работа была физически тяжелая и грязная. Разбирали бетонные или кирпичные стены, обрабатывали специальным химическим раствором помещения.

«Все хочу съездить туда и посмотреть, но никак не получается. Мне любопытно, что там после всего случившегося может расти. Я видел пожелтевшие вековые сосны в два-три обхвата, как будто лес покрасили желтой краской», – вспоминает ликвидатор аварии на ЧАЭС.

Белорусы сильнее всех пострадали от взрыва на Чернобыльской станции. Даже сейчас, спустя больше трех десятков лет, в стране есть земли, где нельзя находиться.

comments powered by HyperComments