Шамиль Тарпищев: Мельдоний необходимо реабилитировать

15:36 16/04/2018
ФОТО : Сергей Бобылев/ТАСС

В апреле вступил в силу новый кодекс ВАДА. Насколько Россия может соответствовать требованиям антидопингового агентства и на что стоит обратить внимание в преддверии летних Олимпийских игр, в эфире телеканала «МИР» рассказал член МОК, президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев.

- В Лозанне недавно прошел симпозиум ВАДА. По его итогам, Российское антидопинговое агентство в правах не восстановили. На ваш взгляд, есть ли какой-то выход из этой тупиковой ситуации?

- Не восстановили, потому что ВАДА требует неисполнимое – полностью признать доклад Макларена, где говорится о господдержке допинга. Международный Олимпийский комитет в лице Шмида, к слову, бывшего президента Швейцарии, признал, что государство не вмешивалось в дела общественных организаций, это сговор конкретных людей. Наша страна считает, что признавать доклад Макларена нельзя. Ну и ситуация касаемо проб, которые мы должны передать в ВАДА. Действительно, ситуация выглядит тупиковой, и я думаю, что в ближайшие полгода ничего не будет решено.

- Если результаты бездоказательны, то почему Россия не обратилась в суд еще до решения МОК о дисквалификации российских спортсменов?

- Многие спортсмены обращались в суд. Но корни не в этом, а в начале пути. И я могу сказать, что с нашей стороны тоже было допущено много ошибок. В данной ситуации, когда МОК практически рассмотрел все вопросы и снял санкции с нашего Олимпийского комитета, и было восстановлено членство Александра Жукова в МОКе – это показатель тех решений, которые являются положительными. Что касается ВАДА, то тут тема очень сложная, потому что, по регламенту, у ВАДА широкие полномочия в плане принятия решений по конкретному препарату. Помните, как мельдоний негативно повлиял на наших спортсменов? Хотя он больше подходит как препарат для защиты здоровья спортсмена. Сначала он был допингом, потом преобразовался в запрещенный препарат, а сегодня должен стоять вопрос, чтобы его реабилитировать.

- И что еще признают запрещенным, тоже никто не знает.

- Да. Идет очень много казусов с допуском спортсменов по линии международных федераций. Нельзя упускать тот факт, что МОК не рассматривает вопросы, которые не вышли из стен этих федераций. А все допуски спортсменов на соревнования, вот астматиков, как норвежская команда, или теннисистов – это решения международных федераций. Наверное, нужно биться за то, чтобы в федерациях было побольше наших представителей, которые отстаивали права и доказывали правду. Главное достижение – что после Олимпиады мы восстановлены, мы начинаем с чистого листа. Нужно сделать так, чтобы поменьше было политических казусов, потому что когда вмешивается политика, все раздувается до невообразимых размеров. И со временем все встанет на свои места.

- Первого апреля был принят новый кодекс ВАДА. Что там нового и сможет ли Россия ему соответствовать?

- Борьба за требования идет, а вот выполнимы они или нет… В первую очередь нужно добиться того, чтобы РУСАДА была аккредитована. Потому что много вопросов, связанных с чистотой спортсменов, возникает внутри страны. Должны быть предупреждение, контроль и наказание. Тогда можно будет говорить, что мы избавимся от допинговых скандалов. Процесс будет долгим.

- Могут ли что-то придумать, чтобы в принципе отстранить Россию от международных соревнований? И отразится ли это на будущем Чемпионате мира по футболу?

- Насчет футбола, я думаю, процесс необратим и ничего не будет. Наша главная задача, в преддверии летних Олимпийских игр – нигде себя не дискредитировать. Мы должны быть четкими, прежде всего, в летних видах спорта, где у нас очень много проблем было и есть – в легкой атлетике, тяжелой, других видах… Если мы будем себя правильно вести и более тщательно относиться к тем проблемам, которые выявлены, то, я думаю, потихоньку все это сойдет на нет.

- Как в России происходит организация и выявление допинг-пробы?

- Сейчас РУСАДА не аккредитована. То есть она проверяет, но не имеет международной аккредитации. Для того чтобы быть абсолютно чистыми, нужно проверяться во многих компаниях, которые находятся на Западе, что является очень трудоемким и дорогостоящим. Мы страдаем не потому, что хотим принять допинг и добиться нечестных результатов – проблема в том, что у нас в этой сфере нет определенной культуры и образования. Что такое допинг? У нас исторически, еще с Советского союза, сложилось так – что тренер дает, то спортсмен и пьет. А во всем мире за допинг, то есть за препарат, отвечает спортсмен. Поэтому борьба с негативными явлениями, которые сегодня есть не только у нас, но и во всем мире – это путь не одной пятилетки. Нужно создать систему, которая позволяла бы предопределять, контролировать и наказывать. Национальная программа, разработанная под руководством Виталия Смирнова, была утверждена и как раз предопределяет, что надо сделать. Но одним днем это не решить. Поэтому мы должны быть очень осторожны даже при подходе к Олимпийским играм 2020-го года.

- Вопрос о теннисе – Анастасия Мыскина ушла с поста капитана сборной России, с чем связано такое решение?

- У нас была договоренность довести цикл до конца. Цикл не закончился, она написала заявление об уходе по семейным обстоятельствам… Анастасия попала в тяжелый период времени, когда нужно было формировать молодых теннисисток. С молодыми тяжело достичь результата, потому что они только встают на ноги. У женщин смена поколений наступила несколько позже, чем у ребят. У нас сейчас есть пятерка игроков, которые через два-три года уже смогут, я думаю, выиграть Кубок Дэвиса. У девочек полноценная команда появится тоже к этому времени, через два-три года. В данном случае замена капитана была больше вынужденной.

- Почему последние годы никто из одиночников не выигрывал турнир Большого шлема?

- Когда начались экономические проблемы, лет пять-шесть была достаточно сложная ситуация с финансированием. Мы подписывали договора со спортсменами и, как Федерация, не могли выполнить собственных обязательств. Но с приходом в Федерацию Андрея Бокарева, который курирует спорт высших достижений, в этом плане навели порядок. Но мы потеряли три-четыре драгоценных года, когда была проблема с обучением резервов. Вот из-за этой дырочки мы и откатились от индивидуальных соревнований. А сейчас у нас прекрасная команда. Я думаю, за этими ребятами будущее, и появятся победы.

comments powered by HyperComments