Прогноз погоды: как работают метеорологи

15:29 23/03/2018

23 марта – Всемирный День метеорологии. Во Всемирной Метеорологической Организации Россию представляет Росгидромет.

Одна из основных площадок метеонаблюдений в Москве находится на ВДНХ. В арсенале столичных метеорологов – около 20-ти специальных приборов.

Между небом и землей
Как предсказывают погоду, в эфире «МИР 24» рассказал начальник ситуационного центра Росгидромета Юрий Варакин.

- Как составляются прогнозы погоды и почему они иногда бывают неточными?

Юрий Варакин: Хочу отметить, что 95-96% прогнозов, делающихся на ближайшие трое суток, верны. Самое главное – наблюдательная сеть, исходные данные, которые поступают с наземных станций, благодаря аэрологическому зондированию, с акватории, морских буев. Используется и космический мониторинг – современная бортовая аппаратура позволяет определять профили температуры, влажности, ветра, зоны турбулентности для авиации. Все данные в комплексе закладываются в прогностическую модель, причем сеть с каждым годом расширяется. Продвинутые метеослужбы уже переходят на автоматические метеостанции.

- То есть прогноз делает уже не человек, а компьютер, который обрабатывает загруженные данные?..

Юрий Варакин: На самом деле это не совсем верно. Несет ответственность все-таки человек. Хотя сейчас все чаще используется самый современный ансамблевый метод прогнозирования, который включает до 18-20 различных моделей. В Гидрометцентре три-четыре основные гидродинамические модели. Но все зависит от того, какой идет процесс: широтный перенос с запада на восток, или меридианальный перенос. То есть метеоролог должен держать в голове структуру происходящего.

- Чего не хватает для составления долговременных точных прогнозов? Научных знаний? Или специального оборудования? Суперкомпьютеров?

Юрий Варакин: Точность 95% – это средний показатель за год. Бывает точность 98-99%. Почему не 100% – нужно учитывать саму физику природы. Даже самый мощный компьютер не сможет просчитать точный прогноз на три недели или месяц вперед. Потому что процессы, которые зарождаются над Атлантикой или Тихим океаном, существуют около 14 дней. Вот мы знаем, что пошел циклон, снегопад, допустим, вчера-позавчера через Свердловскую область, и сегодня мы можем сказать, куда он дальше двинется – на Омск, Новосибирск и так далее. Но потом он закончится. Можно предсказать сезонные муссоны, которые возникают примерно в одно и то же время и двигаются по одной траектории – на кладбище циклонов в Охотское море. Но сам факт образования следующего циклона предсказать невозможно.

- Простите за непраздничный вопрос, а за ошибочные прогнозы метеорологов как-то наказывают?

Юрий Варакин: Если брать авиацию, я уж не говорю о военных метеорологах, то наказание – вплоть до уголовной ответственности. Материалы изымаются, опечатываются, приезжает Следственный комитет, прокуратура… Но мы, к счастью, одна из лучших и высокоинтеллектуальных служб, несмотря на некоторое отставание в технических вопросах…

- Насколько плотна сеть метеорологических станций?

Юрий Варакин: У нас 3,5 – 4 тысячи станций, плюс гидрологические посты, это что касается России. В каждой стране по-разному, например, в Китае уже 75 тысяч автоматических станций. Нужно отметить, что у каждой страны есть своя квота на метеорологические районы, а в каждом районе – 999 станций.

- А что с ячейками, попадающими в нейтральные воды? Арктику или Антарктику?

Юрий Варакин: А там международный обмен. В Антарктиде постоянно действуют и американские станции, и австралийские, и российские, и норвежские. То же самое на Шпицбергене – там, вроде бы, Норвегия в приоритете, но и китайцы, и Южная Корея, такие далекие от Арктики страны, и зонды запускают, и ракеты геофизические, и ведут постоянный мониторинг. И японцы, и Евросоюз – все участвуют. Потому что погода в Арктике влияет на погоду большинства стран.

- Процессы, определяющие погоду, трансконтинентальны. Циклоны и антициклоны не ориентируются на государственные границы и международную ситуацию. Означает ли это, что и метеорологи разных стран продолжают дружить, даже когда отношения между правительствами не ладятся?

Юрий Варакин: Можно сказать, что мы живем как в коммунальной квартире. И воздушные массы, и реки текут через границы, и без кооперации работать невозможно. Метеорологи разных стран обмениваются информацией, ведь мы друг от друга зависим. Чтобы предсказать погоду на Великих озерах или на Аляске, американцы должны знать, что происходит в нашем секторе Арктики, на Колыме, Чукотке и Камчатке. Европейская погода на второй-третий день оказывается у нас в Калининграде или Санкт-Петербурге. То есть метеорологи – вне политики.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИПОДПИШИСЬ НА НАС В TELEGRAM

comments powered by HyperComments