Я убит подо Ржевом: 75-я годовщина одной из самых страшных битв ВОВ

08:14 03/03/2018

Исполняется 75 лет окончанию одного из самых кровопролитных и загадочных сражений Великой Отечественной – Ржевской битве. Более чем за год советские войска провели около десятка наступательных операций, но город так и не был взят. Немцы ушли сами. Почему – рассказал корреспондент телеканала «МИР 24» Дмитрий Барбаш.

Небольшая выставка рассказывает о важнейших битвах Великой Отечественной – Сталинградской и Ржевской. Когда в решающие дни боев на Мамаевом кургане красноармейцы под Ржевом оттягивали на себя немецкие силы, и когда поражение в Сталинграде вынудило противника отступить сразу на нескольких участках Калининского фронта.

«Шестого февраля Гитлер издал приказ о выводе немецких войск с Ржевско-Вяземского выступа. У немцев уже не хватало резервов. Утром 3 марта наступило какое-то странное затишье. Выходившие из окопов наши солдаты вдруг обнаружили, что немецкие окопы пусты», – рассказала кандидат исторических наук Светлана Герасимова.

«Я убит подо Ржевом, в безымянном болоте». Это стихотворение военного корреспондента и поэта Александра Твардовского долгие годы было единственным свидетельством тех боев. О них не писали в учебниках истории и не снимали кинофильмов. 15 месяцев советские войска пытались взять город, но безуспешно. Все это время там оборонялась элита вермахта – группа армий «Центр», в которую входило более миллиона человек.

На фото немецкий зенитный расчет на фоне красивого вида на Волгу. На когда туда пришли советские солдаты, открылся совсем иной вид. Ржев был фактически разрушен до основания. Из более чем пяти тысяч зданий уцелело всего 300.

Старообрядческий храм тоже уцелел чудом. Туда немцы согнали оставшихся во Ржеве мирных жителей. Окна затянули колючей проволокой. Дверь закрыли. Как рассказывает протоиерей Евгений Чунин, оккупанты заминировали церковь. Взрывчатку заложили даже за алтарь и иконы.

«Все было приготовлено к взрыву. Был оборудован взрывной пункт в нескольких десятках метров отсюда, протянуты провода. Стояла взрывная машинка. Оставалось только ее повернуть. Но чья-то рука ее не повернула. Такая задумка была, чтобы никого живых в городе не осталось», – пояснил настоятель Покровского Старообрядческого храма.

Галина Кузьминична была среди тех, кого немцы заперли в Покровском храме. Вспоминает, как несколько дней сидели в холодной церкви без еды и воды. Немцы только изредка кидали людям снег. Потом наступила тишина. Днем 3 марта 1943 года на улице послышалась русская речь.

«Кто-то на окно взлез и говорит: идут в серых шинелях, но не знаю кто. Все как закричали, услышали нас солдаты. Разминировали, дверь открыли и по одному человеку выпускали», – вспоминает жительница Ржева Галина Смотрова.

Этот дом здесь называют домом Сталина. Верховный главнокомандующий к фронту выезжал только однажды. И именно сюда, под Ржев. Заведующая Ржевским филиалом музея Великой Отечественной войны Марина Капаева показывает экспонаты: самовар, кровать и даже икона. Все, как во время ночевки здесь Иосифа Виссарионовича. Совпадение или нет, но именно за этим столом он узнал об освобождении Белгорода и Орла.

«Сталин улыбнулся и сказал. Раньше, когда русские войска побеждали, звонили колокола. Стоит и нам отметить доблестную победу Красной армии. Именно в этом доме был подписан приказ о проведении праздничного салюта», – напомнила Капаева.

До сих пор историки гадают, почему Сталин приезжал именно под Ржев. Некоторые даже предполагают, что это был визит-покаяние. Сколько точно солдат Красная армия потеряла в этих боях, неизвестно до сих пор. Некоторые исследователи называют цифру в полтора миллиона человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

Дмитрий Барбаш
comments powered by HyperComments