Васильев: Бороться с коррупцией надо, прежде всего, экономическими мерами

11:05 28/02/2018

В Дагестане идут глобальные преобразования – сразу несколько значимых фигур сняты с постов и заключены под стражу. Временно исполняющий обязанности главы Дагестана Владимир Васильев в интервью телеканалу «МИР 24» рассказал, почему силовые структуры проводят операции по зачистке, а также какими методами его команда собирается бороться с коррупцией, кумовством и несправедливостью.

- Сейчас в республике идет масштабная чистка рядов. Сразу несколько ключевых фигур сняты со своих постов и даже заключены под стражу. Почему все это происходит? Зачем такие крутые меры? 

Я бы хотел подчеркнуть, что работа ведется давно. Был такой период, когда у нас не только в Дагестане – в России - была очень непростая ситуация с криминалом, особенно в послереволюционный период, с терроризмом. Начать тогда борьбу с коррупцией я не представляю, как можно было. Мы боролись, но масштабно сделать это было сложно. Потому что бороться с коррупцией нужно не только силовыми, но в первую очередь экономическими методами. То что сегодня происходит в Дагестане – задержания, аресты, которые наши силовики провели, это только часть той большой работы, которая проводится.

Когда президент пригласил меня сюда на работу – это перевод в общероссийское правовое поле республики в той части, которая сегодня вызывает недовольство людей – коррупция, несправедливость, кумовство. Это процесс, это не кампания. На некоторых этапах его может быть не очень видно. Например, «Нордост». В тот момент, когда все было закончено и зло наказано, с террористами было покончено, я сказал, что так мы будем действовать и дальше. Это я работал в МВД. И будем наводить порядок, и будем бороться с терроризмом. Но смотрите сколько прошло лет – 16 лет, и мы можем сказать, что в Дагестане целый ряд лет ситуация с терроризмом идет на убыль. Последовательно, эффективно, с результатом. И это чувствуют люди, и мы чувствуем. Мы начали и продолжаем этот процесс. Когда у нас захватывали целые залы, школы – иногда по несколько терактов в день, кто думал, что потом терроризм придет в Европу, и ситуация у нас будет намного лучше, чем там. И кто думал о том, что мы наведем порядок у себя. Даже здесь, в Дагестане. Огромное спасибо всем, кто отдал свою жизнь в этой борьбе, всем, кто борется с этим сегодня. Это огромное достижение. Огромное спасибо этим людям. И спасибо простым дагестанцам, которые встали в Ботлихе против криминального интернационала.

Поэтому это не начало, это процесс. И я хорошо помню, как начинались все эти процессы, как укреплялась страна. Слабая власть не может бороться с коррупцией, тем более если сама ею поражена, и все должно было произойти в свое время. И сейчас система управления в России и система управления Дагестана работают в одном режиме. И мы постоянно будем работать дальше. Это системные шаги, выверенные на федеральном уровне, контролируемые министрами и президентом. И, конечно, мы сейчас, решая эти задачи, создаем больше условий, чтобы бороться с коррупцией, сокращать теневой оборот.

Для нас сейчас задача номер один – ЕГЭ. Мы должны в мае обеспечить прозрачные и честные соревнования и оценку за знания. Убежден, что прошедшие ЕГЭ выпускники будут более подготовленными к жизни. А самое главное – они не пройдут вот эту инфекцию – коррупцию, когда понимают, что они поступили благодаря высокому положению родственников и деньгам, которыми располагает семья.

- И дагестанские 100 балов будут на самом деле 100 баллами...

Они уже сейчас есть – надо отдать должное. Сергей Сергеевич Кравцов, глава Рособрнадзора, отметил, что многое сделано, что у нас ЕГЭ уже работает. Мы встречались с 47 победителями олимпиад из Дагестана. Вот это вызывает гордость и надежду. Они соревнуются на равных в России. Поэтому в этой части – я еще раз подчеркну – прошедшие прививку от коррупции дети приходят в жизнь, но дальше надо создать условия. И будут новые поколения, не все сразу.

Стихи российских политиков

- Вы не просто меняете одних на других, а выстраиваете другую систему в республике. Когда вас еще представляли, вы заявили, что будете брать на работу только по способностям, а не по национальности.

Я скажу, что сегодня прошло три назначения, четыре. Первое – Здунов, он русский. Второе назначение – это министр образования Омарова, она дагестанка. Не буду называть национальность, это не так важно. Но она профессионал и нравственный человек, проработавшая правозащитником столько лет. Затем – Анатолий Карибов, первый зам, он давно работает. Вот вы говорите «система» – в ней таких людей немало, которые долгие годы честно несут свой непростой пост. И хорошее мнение общества, я это тоже внимательно изучаю. Ну и Хасбулатов, который был руководителем нашего многофункционального центра, – он стал министром экономического развития. Вот эти четыре назначения состоялись. По остальным – работаем, смотрим, оцениваем, советуемся.

Когда меня представляли в народном собрании, которое дало мне мандат доверия по представлению президента, я сказал, что буду ориентироваться на профессионализм и нравственные ценности и качества. Остальное для меня не является определяющим. Мы рассматриваем тех, кто находится за пределами Дагестана и кто готов вернуться и послужить своему народу. Мы будем рады тем, кто, конечно, является специалистом. У нас сейчас будет немало мест, на которые нужны талантливые люди, которые помогут двигаться энергичнее, наводить порядок, совершенствовать систему управления с тем, чтобы защитить права людей и улучшить жизнь, конечно, за счет повышения экономического потенциала нашей республики. У нас много талантливых предпринимателей, бизнесменов, управленцев, которые живут за пределами Дагестана.

Сейчас вопрос состоит в том, чтобы мы здесь создали условия, чтобы наши молодые люди – а это наш самый главный капитал – не уезжали и приумножили достижения своего народа, делали свою родину процветающей и более комфортной для жизни, в первую очередь простого народа.

- То что сегодня Дагестан – дотационный регион, это объективная реальность?

Это реальность. Более 70% бюджета – это деньги из федерального бюджета.

- Так и должно быть? Я имею в виду, в силу географического, экономического положения...

Я надеюсь, что пока мы резко менять структуру финансирования не будем. Будем действовать таким образом: мы будем больше собирать налогов, эти налоги будут тратиться прозрачно, публично и результативно, чтобы люди понимали, зачем они платят. И я хорошо понимаю простых дагестанцев, которые, как и мы с вами, понимают, что такое коррупция и куда уходят деньги. И если деньги выделяются на бюджет, а они уходят на личные дома, дорогие машины и прочие предметы роскоши, то никто не хочет такие налоги платить. Перед нами сейчас стоит задача не только собирать налоги, но и показать людям, куда эти деньги идут. Что они идут именно на людей, на их пользу, на пользу республики – на защиту детства, старости, инвалидов, экологии, на создание более комфортной инфраструктуры, дорог, электросетей, газовых сетей. Все это нам предстоит сделать.

- Собственно, из-за коррупции Дагестан и потерял свое положение, которое было при Советском Союзе. Или не только из-за этого?

Я думаю, тут много причин. Крушение Советского Союза, его демонтаж было катастрофой. Нас отбросило со страшной силой назад. По ряду показателей мы даже еще не приблизились к тем уровням. И это правда. Но после того как это случилось, у каждой республики и у каждого региона был свой шанс. Вот сейчас мы можем провести коррекцию, исходя из того, что есть, и того, что было. Не равные условия были, а разные. Но тем не менее. И мы будем избавляться от тех условий, которые не позволяют реализовать потенциал нашей страны, ее огромные ресурсы, и самое главное – обеспечить равные условия для всех живущих в нашей великой стране – России. Много у нас еще такого, что, может быть, еще не до конца понято, оценено, но у нас есть одно, что нам сильно мешает, – этот шлейф негатива, который сформировался. Вот ЕГЭ. ЕГЭ уже другой, но вот это осталось – что можно приехать и сдать. Не приедут и не сдадут, это точно. Но все равно есть такое чувство. Или, допустим, что тут чуть ли не бегают по улицам террористы, а криминал не дает прохода бизнесу. Это не так, далеко не так. Будем работать.

comments powered by HyperComments