Психолог рассказал, как пережить потерю близкого человека

16:18 12/02/2018
ФОТО : «Мир24» / Алан Кациев,

В Подмосковье потерпел крушение самолет Ан-148. Самолет «Саратовских авиалиний» летел из Москвы в Орск. На борту лайнера находились 65 пассажиров и шесть членов экипажа. В результате авиакатастрофы никто из находившихся на борту людей не выжил. Обломки самолета были найдены в нескольких километрах от деревни Степановское. Поисковая операция продолжается уже больше суток. Власти  выплатят денежные компенсации семьям погибших.

Как пережить трагедию? Об этом в интервью «МИР 24» рассказал психолог Андрей Зберовский.

- Андрей Викторович, здравствуйте. Итак, в Подмосковье разбился самолет, никто не выжил. Когда приходит осознание того, что потерял кого-то из близких?

А.З.: Конечно, в первую очередь хочется принести соболезнования родным и близким жертв этой страшной авиакатастрофы. Неслучайно в нашей православной традиции существует понятие «девять дней». В эти дни приходит понимание случившегося. Большинство людей говорят, что оно еще не приходит даже в момент захоронения умершего. Это процесс осознания реальности, особенно реальности внезапной. Если человек умирает из-за болезни, угасает на глазах, люди настраиваются, понимают. А когда жизнь человека обрывается на взлете, в момент его активной жизни, на то чтобы осознать потерю, нужно время. 

- Какая бывает реакция у родственников погибших в таких ситуациях?

А.З.: Гормон стресса называется гормоном «бей или беги». То есть это естественная ситуация, когда человеку не хочется верить в происходящее и он активно включается в поиски – а вдруг найдется, вдруг живой. Если человек видит, что есть факты, подтверждающие гибель близкого человека, то, конечно, возникает шок, коллапс, непонимание. В этом случае одни плачут, стенают, вплоть до попыток причинить себе вред, другие замыкаются в себе. С точки зрения психологии правильным является активное поведение, когда человек разговаривает, даже когда он плачет, когда человек вслух проговаривает трагедию, вербализует ее, он тем самым быстрее осознает.

- То есть помощь больше нужна тем, кто уходит в себя?

А.З.: Да, помощь нужна им в первую очередь. Но помогать такому человеку сложнее, потому что он как раз демонстрирует, что помощь ему не нужна. Самое главное, чтобы человек пришел в себя, перешел в активную фазу жизни, чтобы он смог жить в принципе, важно, чтобы человек обсудил и осмыслил происходящее именно через слова, через вербализацию, через свои эмоции. Только в этом случае мы даем выход адреналину, даем выход стрессу, и мы имеем шансы двигаться дальше.

- Но у человека может появиться чувство вины. С этим как справиться?

А.З.: Трагическая случайность: здесь акцент не только на слове «трагическая», но и на слове «случайность». Не бывает гарантии того, что если бы я не пустил человека в самолет, не было бы какой-то личной, служебной или деловой необходимости ехать, он был бы жив. Есть случаи, когда люди проводили близкого человека и с ним что-то случилось, они, даже в тот же день, попадали в аварию или их сбивала машина. К сожалению, просчитать все риски в нашей жизни невозможно. И поэтому корить себя за то, что произошла трагическая случайность с близкими родственниками, бессмысленно. Здесь гораздо важнее переключиться на позитив. Те люди, которые ушли от нас, на самом деле если бы их спросили, что они хотели бы сказать своим близким, тем, кто жив, они сказали бы: мы хотим, чтобы вы жили дальше. Да, случилась трагедия, да, нас не стало, но мы вас любили. Пожалуйста, живите дальше.

- Но все равно в подобных ситуациях у человека рушится весь мир, и возникает вопрос «почему». Он просто перестает верить в справедливость...

А.З.: Мир, к сожалению, несправедлив, и мы можем убеждаться в этом ежедневно. Но важно искать смыслы, важно искать цели, ради которых мы можем жить. У каждого есть родственники, друзья, есть начатые дела, есть проекты, есть люди, которых они любят и о которых заботятся, и эти люди должны жить дальше, должны реализовывать те цели и дела, которые были у тех, кто ушел. Поэтому чтобы жить дальше, необходимо иметь корни. Нашими корнями являются наши цели, наша деятельность, пусть даже рутинная. Нужно растить детей, внуков, заботиться о родственниках. Огромное количество дел, и люди как раз должны уйти в эти дела. Попрощавшись и осознав, люди должны возвращаться к обычным делам, к жизни. Только это позволит им не застрять в стрессе, а идти дальше и выполнять свою миссию в этом мире.

Судьба в твоих руках

- Такое можно ли пережить самому? Или все-таки необходима помощь специалиста?

А.З.: Здесь важно, чтобы у человека в принципе был какой-то круг общения. Помощь психолога необязательна и не всем она нужна. Ведь надо помнить, что психологи пришли в этот мир тогда, когда люди ушли из родственных групп. Раньше, когда у человека было много родственников, кто-то обязательно был прирожденным психологом. Сейчас таких людей может и не быть, потому что маленькая семья, маленький круг общения. Поэтому если у человека есть тот, с кем можно пообщаться, кто его выслушает и правильно направит, безусловно, можно обойтись без психолога. Но если человеку настолько тяжело и страшно, что он не может жить и подумывает об опасных действиях, лучше, конечно, обратиться к специалисту. И наши психологи МЧС научились эффективно помогать людям.

- А как быть с детьми? Как ребенку объяснить потерю?

А.З.: Здесь нужно понимать, что если мы говорим о совсем маленьком ребенке, скажем, до трех-пяти лет, мы иногда советуем в принципе не спешить говорить ему о том, что мамы, папы, бабушки или дедушки не стало. Потому что для ребенка, особенно маленького, понятие «смерти» очень условно. Он не очень это понимает. Потом часто бывает, что ребенок осознает произошедшее сам, более плавно, естественным образом, без большого шока. Если говорить о детях старшего возраста, то им нужно сообщать о трагедии обязательно с одновременным возложением обязательств. Мы говорим: вот не стало мамы, папы, бабушки или дедушки, ты теперь взрослый и на тебе ответственность, ты не можешь вести себя больше как ребенок, не можешь просто плакать, твоя задача – подставить плечо другим. И когда мы ребенку сообщаем не только о трагедии, но и говорим, что он должен занять место ушедшего человека, подставить свое плечо, это мобилизует и ребенок правильнее принимает эту реальность.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments