Фигурист Морис Квителашвили: После завершения карьеры будут петь

12:12 31/01/2018

Член сборной Грузии по фигурному катанию Морис Квителашвили в программе «Дословно» дал эксклюзивное интервью телеканалу «МИР», в котором рассказал, как готовится представить свою страну на Олимпиаде в Пхенчхане.

- Вы первый спортсмен, которому посчастливилось представлять Грузию на Олимпийских играх в Южной Корее. Лицензию вам выдал сам великий Сергей Бубка. Как проходила церемония?

Морис Квителашвили: Это было в Грузии на собрании, на котором из спортсменов был только я. Мне кажется, я там вообще оказался случайно. Именно там Сергей Бубка вручил мне карточку – лицензию на участие в Олимпиаде.

- В тот момент вы уже почувствовали, что Олимпиада совсем скоро?

Морис Квителашвили: Честно говоря, нет. Мне друзья-спортсмены рассказывали, что пока не приедешь в олимпийскую деревню, не почувствуешь олимпийскую атмосферу.

- Участие в Олимпийских играх – это уже своего рода победа. Вы – главная надежда Грузии. Каково это быть ориентиром целой страны в фигурном катании?

Морис Квителашвили: Это очень волнительно. Чувствуется, что за меня переживают и болеют.

- Почему, на ваш взгляд, именно к этому олимпийскому сезону в Грузии появился особый интерес к фигурному катанию?

Морис Квителашвили: Раньше тоже был большой интерес, просто не было условий, чтобы вырастить хороших спортсменов мирового уровня. В стране не делали акцент именно на фигурное катание.

- Как лично вы пришли в фигурное катание?

Морис Квителашвили: Я из спортивной семьи. Отец занимался велоспортом, брат – плаванием, а мама – фигурным катанием. Отец категорически не хотел, чтобы я занимался велоспортом, вероятно, поэтому меня решили отдать в фигурное катание. В детстве жизнь ребенка контролируют родители, они его заставляют, направляют. Я начал заниматься фигурным катанием в четыре года.

- Когда пришло осознание, что это любовь на всю жизнь?

Морис Квителашвили: Наверное, с 13 лет. Это был период, когда я решал – или я заканчиваю, или начинаю заниматься серьезно. С предыдущим тренером не получалось найти общий язык, надо было уходить. У нас был серьезный семейный совет, на котором я в слезах все-таки согласился заниматься дальше. И ни разу об этом не пожалел, до сих пор катаюсь.

- Есть мнение, что фигурное катание превращается в акробатическое шоу – четверных прыжков становится все больше в программе. Вы согласны?

Морис Квителашвили: У меня двоякое отношение к этому вопросу – и да, и нет. Фигурное катание развивается, появляется очень много интересных программ и постановок. Уровень фигурного катания вырос, в программах исполняют по 5-6 четверных прыжков. Сейчас фигуристу надо уметь и прыгать, и танцевать. Для этого надо много работать.

- Как проходит день спортсмена перед олимпийским сезоном, насколько он загружен?

Морис Квителашвили: Мы тренируемся весь день – приходим на лед утром и уходим уже вечером, целый день проводим на катке. Программы и музыку я выбирал совместно с тренерами. Тренеры предложили, мне понравилось. Какую-то музыку я приносил и предлагал. Выбор музыки шел долго. В начале сезона мы поставили программу, а потом ее поменяли, потому что я не мог ее вкатать – она была в очень быстром темпе и очень меня выбивала, я не мог нормально прыгать прыжки. Это был Моцарт. В итоге мы сменили программу.

- Рано или поздно карьера спортсмена заканчивается. Что вы видите для себя?

Морис Квителашвили: Думаю, буду выступать в шоу, займусь тренерской деятельностью и буду петь песни. Хотелось бы, чтобы в Грузии построили хороший каток и создали условия для новых спортсменов, чтобы они могли представлять свою страну на мировом уровне.

Читайте нас в Telegram.

comments powered by HyperComments