Конгресс нацдиалога Сирии: договорятся ли стороны о мире

15:49 30/01/2018
ФОТО : «Мир24» / Елена Андреева

В Сочи открылся Конгресс сирийского национального диалога. Удастся ли в Сочи договориться о мире в Сирии? На этот вопрос телеканалу «МИР 24» ответил политолог Игорь Шатров.

- Конгресс сирийского национального диалога, что это за формат?

Игорь Шатров: Это новый формат, предложенный Россией совместно с сирийскими властями и оппозиций. Они все решили задуматься о политическом будущем Сирии после войны. Проведение Конгресса говорит о том, что война завершена. Очаги, которые еще остаются на территории Сирии, – это одиночные очаги. Естественно, какое-то партизанское сопротивление будет продолжаться какое-то время. Сейчас сирийцы задумались о создании государства на новых правилах, написании новой конституции. Встреча в Сочи – это первый шаг на пути к этому.

- Какие задачи стоят перед делегатами Конгресса?

Игорь Шатров: Главная задача – разойтись в том же составе, в котором собрались. На самом деле, очень сложно проходил предыдущий астанинский формат, женевский формат тоже проходил не очень просто. Оппозиция длительное время не была готова к разговору с властями.

- Вообще, насколько сложно было усадить за стол переговоров всех участников? Ведь прибыли буквально все, кто хоть что-то решает в Сирии.

Игорь Шатров: Не всех устраивает проведение Конгресса в Сочи. Соединенные Штаты все сделали для того, чтобы это мероприятие было сорвано. На самом деле, даты переносились уже несколько месяцев. Январь тоже находился под большим вопросом. Как только все участники получили приглашения, США начали провоцировать курдов на неучастие, оказывая им своего рода поддержку в сопротивлении. Но к счастью эти провокации закончились нечем.

- Сколько времени может потребоваться на достижение задач?

Игорь Шатров: Я был бы очень большим оптимистом, если бы сказал, что за две-три встречи этот вопрос будет решен. Но мне кажется, 2018 год может стать переломным. В течение года-двух произойдут качественные изменения, все стороны окажутся за столом переговоров.

- Чем этот формат отличается от женевского переговорного процесса?

Игорь Шатров: Как раз в том, что здесь участвуют представители оппозиции, которые раньше находились в открытом вооруженном противостоянии с руководством Сирии. А женевский формат – это разговор политиков и околополитических кругов.

- Конгресс сирийского национального диалога в Сочи созван по инициативе Москве. Вообще велик вклад России в налаживании мирной жизни в Сирии?

Игорь Шатров: Основной вклад в процесс сирийского урегулирования внесла Россия, причем как силовым, так и дипломатическим образом. На фоне побед над террористами постоянно велись переговоры с различными оппозиционными группировками, большая часть из которых в итоге приехала в Сочи. Это гигантское достижение. Мы узнали новый термин, хотя для специалистов он был известен раньше, – «военная дипломатия». Дело в том, что наши специалисты из военной среды занимались примирением в прямом смысле этого слова.

- В декабре прошлого года Владимир Путин посетил российскую авиабазу Хмеймим и отдал приказ вывести российскую группировку войск из Сирии. Насколько своевременно было это событие? И можно ли говорить о том, что таким образом президент России дал старт политическому урегулированию?

Игорь Шатров: Вывод основного контингента российских войск из Сирии означал, что над террористами осуществлена победа. В Сирии остались только обеспечивающие деятельность двух военных баз, военная полиция и военные дипломаты.

«Исламское государство 2.0»


- Почему другие страны не спешат выводить свои войска из арабской республики?

Игорь Шатров: Цель совершенно другие. Мы увидели, что Соединенный Штаты готовы всячески продолжать это противостояние в Сирии, избрав в качестве своих агентов влияния курдские отряды, которые сделали очень много для того, чтобы ИГИЛ был побежден. Представитель западной коалиции вольно или невольно поддерживают Соединенные Штаты в этих провокациях.

- В Сирии по-прежнему остаются отдельные очаги сопротивления. Не приведет ли это к партизанской войне со стороны экстремистов? Ведь часть боевиков может замаскироваться среди мирных жителей.

Игорь Шатров: Да, это будет. Но это не означает, что не нужно сейчас заниматься мирным строительством, создавать конституцию. Необходимо перевернуть эту страницу, создать условия для мирной жизни, на фоне которых отдельные действия террористов будут выглядеть чем-то  абсурдным.  Тогда у граждан Сирии возникнет еще большое желание с этим покончить. Сейчас можно предполагать, что кто-то из сирийцев не согласен с мирным устройством Сирии, потому что не решил каких-то вопросов, которые умеет решать только силовым путем.

- Не получится ли так, что боевики после поражения начнут возвращаться по домам, в том числе и в Россию?

Игорь Шатров: Стараемся сделать все для того, чтобы они не разошлись. Работают спецслужбы. В других странах готовы к возможному исходу, готовы к их встрече. Но дуга нестабильности действительно может перекинуться, например, на Юго-Восточную Азию. Надо с этим бороться, а для этого нужна консолидация всех здравых сил.

- Давайте попробуем сделать прогноз – сколько еще времени потребуется, чтобы Сирия вернулась к нормальной жизни?

Игорь Шатров: На мой взгляд, 2020 год может оказаться более менее мирным для Сирии.

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments