Леонид Калашников: 43 страны хотят узаконить отношения с ЕАЭС

10:29 17/01/2018

Какие страны проявляют интерес к вступлению в Евразийский союз? Что изменилось в жизни граждан «пятерки» с принятием Таможенного кодекса? На эти другие вопросы в программе «Дословно» телеканала «МИР 24» ответил председатель комитета Государственной думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонид Калашников.

- Уже год вы руководите комитетом. Как вы оцениваете работу комитета за это время?

Леонид Калашников: Председатель Думы оценил ее хорошо в своем заключительном слове по результатам этой сессии. Что ему позволило это сделать? Я думаю, прежде всего, то количество законопроектов, которые мы пропустили через свой комитет, ратифицировав их. А также представительская работа по установлению хороших отношений между парламентами и странами – это и проведение совместных заседаний комитетов, и работа, связанная с соотечественниками, проживающими в этих странах. Это очень тонкая работа, потому что каждое государство заинтересовано, чтобы наши соотечественники не уезжали оттуда, а мы заинтересованы в том, чтобы соблюдались их права и интересы. Главное, чтобы они могли пользоваться своим языком, русской культурой. Председатель Госдумы Вячеслав Володин предложил поощрять государства, которые стараются использовать русский язык как государственный или как язык официального общения. В рамках Евразийского союза мы находимся близко к разрешению этого вопроса для Казахстана и Армении. Все время возникают те или иные вопросы, в том числе, при рассмотрении бюджета, – помощи соотечественникам, например, в Приднестровье, где проживает более 200 тысяч наших граждан. Конечно, помощь им оказывается. Например, они не могут получить сложную медицинскую помощь, потому что для этого надо проживать на территории России. Или вопросы образования. Это не только квоты на обучение, это вопросы признания дипломов, взаимодействия с госструктурами, такими как Россотрудничество. Считаю, что год мы отработали довольно эффективно.

Новый Таможенный кодекс ЕАЭС

- Новый год страны Евразийского союза встретили с новым Таможенным кодексом. Что изменит этот документ?

Леонид Калашников: Таможенный кодекс в жизни любой страны меняет почти все. Он по-новому регулирует все взаимоотношения. Если раньше – въехал-выехал, провез-вывез, то теперь все это касается пяти стран. А у каждой свое законодательство. В этом смысле такого судьбоносного закона, который меняет все сферы деятельности, за последние 10-15 лет не было. И это требует большой ответственности. Нужно унифицировать законы. Это очень сложный механизм, который будет притираться в течение всего этого года. И здесь могут быть некоторые несогласованности, которые наш комитет должен быстро отражать в законотворческой работе. Мы будем это делать.

- Для простых граждан что изменится? Для тех, кто пересекает границу.

Леонид Калашников: Для простых граждан все и изменится. Станет четко и ясно, как им ездить друг к другу, что возить, что можно, а что нельзя. В этом смысле общая применимость и для виз, и чтобы человек мог получать равные трудовые права, работая в любой из этих стран, но при этом выполнять таможенные процедуры одинаково как в своей стране, так и в России. Ветеринарный контроль, санитарный, фитосанитарный – все это сейчас будет унифицироваться в рамках единого таможенного пространства, единого таможенного кодекса. То же касается медицины, здравоохранения и так далее. Вот здесь Таможенный кодекс принесет очень много пользы для граждан пяти стран.

- Какие страны сегодня проявляют интерес к вступлению в Евразийский союз?

Леонид Калашников: На сегодняшний день стран, изъявивших желание так или иначе узаконить отношения с Евразийским союзом, – уже 43. Конечно, это начинается с соглашения о зонах. Может быть, потом они станут гораздо ближе и смогут войти… Нельзя арифметически, бездумно взять и расширить союз – и погубить его. Потому что есть интересы прежде всего тех стран, которые сегодня в него входят. Они же создавали этот союз прежде всего для себя, а не для всего мира.

- С какими экономическими объединениями выстраиваются сейчас отношения? Идут ли какие-то переговоры?

Леонид Калашников: Переговоры идут постоянно, для этого существует евразийская комиссия. Особенно это актуально в связи с тем, что одно из государств Евразийского союза вступило в ассоциацию с Евросоюзом. Конечно, нам надо совмещать правила. Понятно, что мы не может нанести себе ущерб. 

- Глава представительства ЕС в Москве заявил, что Евросоюз хочет сотрудничать с ЕАЭС по принципам открытого рынка, и Брюссель хотел бы изучить, насколько эти критерии выполняются. Насколько вероятно такое сотрудничество на ваш взгляд?

Леонид Калашников: Возможно. И это будет сделано. Но здесь нужно время. Насколько Евросоюз заинтересован в этом? Я не очень, честно говоря, верю в их искренность. Они продолжают санкционную тему в отношении России, да и многих других стран. Но поживем – увидим. Может, они тоже увидят для себя серьезные выгоды. Как говорил Карл Маркс, эти выгоды заставят их пойти даже на сделки с совестью – с экономической совестью прежде всего. 

- 14 декабря состоялось заседание президентского комитета ПАСЕ, где был поднят вопрос о санкциях в отношении российской делегации. Отказались ли ассамблеи от санкций в 2018 году на тех условиях, на которых настаивала российская сторона? Как вы вообще оцениваете эту ситуацию?

Леонид Калашников: Нет, не отказались. Мы не ставили вопрос об отказе от санкций. Мы говорили о том, что если вы хотите, чтобы российская делегация вернулась работать в ПАСЕ, мы должны себя чувствовать равными. Нас лишили права голосовать. А какое имеет право парламентская ассамблея лишить парламентария… Вот мне – я там много лет работал – чтобы я приехал на консультацию, на два дня дали визу, потому что я поражен в правах и не имею права свободно въехать. При въезде во Францию, в Париж на эти консультации, куда они же меня пригласили, мне дали бумажку, что через два дня я должен покинуть это государство. Ну это ладно. Но теперь они и в ПАСЕ говорят: ты присутствуй, деньги плати, но ты поражен в правах и голосовать не имеешь права за ту или иную резолюцию или за тот или иной законопроект. Зачем такое участие? Меняйте регламент, тогда мы вернемся. Не хотите, ну и не надо. Мы перестали вам платить, завтра вообще выйдем в конечном итоге, если это будет продолжаться. Мне кажется, они нас поняли, и будут двигаться. Если не будут двигаться, останется один путь – нам придется уходить из Совета Европы.

- Олимпиада, которая состоится в этом году в Южной Корее: что делать спортсменам в сложившейся ситуации? На ваш взгляд, не является ли это очередной разновидностью санкций против России?

Леонид Калашников: Да, это санкции. Только здесь они перешли в спорт. Мы уже это видели в Советском Союзе, когда были бойкоты Олимпиады в Лос-Анджелесе и Москве. Но в данной ситуации государство приняло решение, что каждый решает для себя и едет туда без флага. Я лично против этого. Потому что как спортсмен я понимаю и другое. Многие говорят: единственный раз в жизни, они же готовились. Я спрашиваю тогда спортсмена: за чей счет ты готовился? Вот я занимался подводным ориентированием. Лодка нужна, акваланги, компасы, надо проводить сборы, есть, ездить. Все это бесплатно. За счет государства? Да. А государству запрещают флаг, герб, гимн. Кстати говоря, это относится и к тому же ПАСЕ. Вот вы санкции наложили на политиков, и мы, политики, решили к вам не ехать. А чем политик отличается от спортсмена? Он тоже тратит всю жизнь, чтобы стать политиком. Он заканчивал вузы, шел в народ, выбирался. И – раз, его лишили права голосования. И он говорит: я не поеду, потому что вы нас ущемили. А спортсмен что? То же самое. Всю жизнь готовился я быть политиком, теперь не езжу на ПАСЕ (смеется). Так что ничего страшного. Я поздравляю всех с наступившим новым годом. Переживем мы и эти времена!

- Спасибо вам за интересную беседу.

Читайте нас в Telegram.

comments powered by HyperComments