«Одурела от безнаказанности»: отец «пьяного мальчика» будет обжаловать приговор

15:28 16/11/2017

Суд признал виновной Ольгу Алисову, которая насмерть сбила шестилетнего Алешу Шимко в подмосковной Балашихе, и приговорил ее к трем годам колонии-поселения. Кроме того, ее обязали выплатить 2,5 млн рублей компенсации за моральный ущерб и возместить расходы на похороны ребенка – 61,5 тысячи рублей. После освобождения Алисова на 2,5 года будет лишена права управлять автомобилем. Свою вину Ольга Алисова признала лишь частично, заявив, что это был несчастный случай, а в последнем слове заявила, что трагедии можно было избежать, если бы родители не оставили без присмотра ребенка. Поставлена ли в деле погибшего ребенка точка? 
На этот вопрос в интервью телеканалу «МИР 24» ответил отец погибшего мальчика Роман Шимко.

Увы, никаким судебным решением Алёшу не вернуть. Но, тем не менее, на Ваш взгляд, суд вынес справедливый приговор? Или будете обжаловать?

– Конечно, я считаю, что этот приговор не справедливый. Не только потому, что три года колонии-поселения – это очень мало. Сама формулировка приговора, текст несправедлива. Там звучат слова, что Алисова «нанесла средний вред здоровью ребенка», получается, что мы не смогли доказать переезд ребенка двумя колесами машины. В экспертизе того же Клейменов указано, что он умер от удара головой об землю, от перелома черепа. Но мы считаем, что он умер от множественных переломов ног, рук, головы, потому что машина переехала передним колесом по телу, а задним по голове. Это уже не средний вред здоровью, а тяжкий. По тому приговору, который сейчас есть, она вполне резонно выйдет на свободу через полгода. 

То есть вы будете обжаловать?

– Конечно.

Новый регламент ГИБДД

Про обжалование говорила и адвокат Алисовой. У них шанс на смягчение наказания? 

– О каком смягчении может идти речь? Вообще в начале всех судебных заседаний я попросил суд назначить адвокату Алисовой психиатрическую экспертизу, потому что те слова, которые она говорит, свидетельствуют о том, что человек находится явно не в себе. Да, они заказали какую-то экспертизу, частную и независимую, за деньги, в которой сказано, что Алисова не разговаривала по телефону, потому что за десять секунд до ДТП она разворачивалась, а разворачиваться нужно двумя руками, и телефон держать невозможно. Но это чушь. И на этом основании они хотят обжаловать приговор. Шансов у них нет. 

Суд счел, что Алисова проявила «преступную небрежность», сбив ребенка во дворе дома. Потому и наказание – три года колонии-поселения. Вы согласны с такой формулировкой?

– Это смягчает ее приговор. Какая здесь преступная небрежность? Человек ехал за рулем, разговаривал, «наплевал» на детскую площадку, на окружающих, на 10 штрафов за месяц за превышение скорости. Все равно она продолжала превышать скорость. Вероятно, психическое состояние в момент ДТП у нее было изменено под воздействием веществ. Я так думаю. И по рассказам очевидцев, она вела себя не очень адекватно. Нельзя это свалить на шок. Я считаю, что были отключены какие-то рецепторы в мозгу. 

А экспертиза была проведена по этому поводу?

– Да, и это была очень интересная экспертиза в Балашихинском наркодиспансере. Но опять же, она липовая. Там не совпадает время. Потом, у нее взяли на анализы только мочу, а не кровь. При этом у ребенка исследовали кровь. Я утверждаю, что тест на наркотики у нее липовый, но суд на это внимания не обратил так же, как и на многие другие нюансы, например, застиранную одежду. 

Параллельно с делом Алисовой было возбуждено дело в отношении судмедэксперта Михаила Клейменова, который пришел к выводу, что сбитый ребенок был пьян. Ему предъявили обвинение в халатности. Вы считаете, что это была совсем не халатность?

– Для начала скажу, что надеюсь, что в процессе допроса Клейменова эта статья будет переквалифицирована как подлог, совершенный группой лиц по предварительному сговору. Какая халатность? На фотографиях видно, сколько было потеряно крови. Клейменов, как профессионал, знал, что при такой ситуации кровь на алкоголь не проверяется, потому что анализ будет, как говорится у врачей, ложно положительный. Когда человек теряет много крови, снижается гемоглобин, эритроциты, и кровь на алкоголь не проверяют. Клейменов утверждает, что взял анализ, а мы говорим о том, что результат в 2,7 промилле был исключительно на бумаге. Он изначально врал и продолжает врать.

Сын олигарха на Porshe

Вы будете добиваться суда над экспертом Клейменовым по другой статье?

– Конечно, преступный сговор, совершенный группой лиц. А группа лиц – это члены Балашихинского ОВД, этот медэксперт и сама виновница ДТП. 

Если судмедэксперт действительно ошибся... Нужно ли за такие ошибки навсегда выгонять из профессии?

– Во-первых, ему нужно было бы сначала попасть на аттестацию в Минздрав. Он мог написать все, что угодно – инопланетяне прилетели, динозавры… 2,7 не может быть потому, что этого не может быть. Для ребенка это смертельная доза. 2,7 – это невозможно. 

Как вы считаете, если бы у этого дела не было резонанса, приговор был бы иным? 

– Думаю, да. Она вышла бы из зала суда. Но есть наказание по закону, и есть наказание по справедливости. Это наказание не по справедливости, мы будем ее добиваться. 

А по этому приговору у Алисовой большие шансы выйти по УДО?

– Она и выйдет по УДО, через шесть месяцев. Но мы этого не допустим. 

Понятно, что Алисова сбила ребенка непреднамеренно. Она сама мать и, наверняка, искренне раскаивается. Но сумеете вы хоть когда-нибудь простить? 

– Нет, я ее не прощу не из-за того, что она лишила жизни ребенка, а за то, как она себя вела после этого. Понимаете, она одурела от безнаказанности, она вела себя цинично, ее лишили прав – она продолжала ездить на машине, у нее была подписка о невыезде – она уезжала к себе на родину. Она насмехалась. Ее арест показал, что безнаказанности пришел конец. Простить ни ее, ни ее родственников, которые продолжают писать комментарии в соцсетях, что отец алкаш, что ребенок был действительно пьян, не простить. Это ее окружение, ее воспитание…

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram.

comments powered by HyperComments