«Яблочная» лихорадка: причины, симптомы и методы лечения

17:25 03/11/2017
ФОТО : МТРК «МИР» / Алла Смирнова

В Москве стартовали продажи нового смартфона iPhone X. Желающие купить флагман первыми пришли к магазину re:Store на Тверской за 40 часов до начала продаж. Можно ли одержимость новым гаджетом считать болезнью, «МИР 24» рассказала врач-психиатр Анны Мамедова

- Готовность стоять в очереди за новым телефоном, двое суток ждать начала продаж, не спать ночью, драться за место, покупать место в очереди за сумму, которая в два с лишним раза превышает стоимость самого гаджета, который, в общем-то, тоже не дешевый. Можно ли это считать признаком какого-то психического расстройства?

Анна Мамедова: Это можно считать признаком зависимости, да, гаджетозависимости, есть такой термин в психиатрии. Люди сейчас зависимы от современных технологий. Покупка нового устройства дает таким людям уверенность в себе, то есть люди не хотят отличаться от других, хотят «быть на стиле», не быть хуже, чем кто-то. Не имея такой телефон, ты не выделяешься из толпы.

- Покупка этого гаджета действительно может человека осчастливить? Если да, то сколько это счастье продлится?

Анна Мамедова: Это счастье продлится до нового выпуска техники Apple, то есть до следующего года. Обладатели устройств счастливы, что именно им в руки попал этот гаджет, и они одни из первых являются его обладателями. То есть понятие быть первым среди всех.

- С точки зрения нормального человека какая разница? Ну да, вышел новый смартфон. Какая разница, появится он у тебя в руках сегодня или через неделю?

Анна Мамедова: Для нормальных людей нет в этом разницы. А вообще начать следует с того, на кого нацелены эти современные гаджеты? Это, прежде всего, подростки, люди от 18 до 30 лет, для которых это какой-то статусный признак.

- Люди, которые стояли сегодня на Тверской, брали телефоны не только себе, но и для перепродажи с целью заработать. Получается, что одержимых идеей попасть в число владельцев самых первых проданных в стране айфонов гораздо больше, чем стоящих в очередях? То есть эта зависимость распространена гораздо шире, чем это видно?

Анна Мамедова: Да, к сожалению, зависимость распространена намного шире. Как пропагандирует команда Apple себя. В России это ограниченный выпуск устройств, и все хотят ими обладать. Их ограниченно количество, и при этом они не задумываются о том, что через пару месяцев он спокойно поступит в продажу во всем магазины сотовой связи, а еще через месяц на него снизится цена. А летом цена вообще будет в два раза меньше, чем сейчас.

- То есть человек хочет быть одним из первых, чтобы похвастаться остальным, что «у меня есть»?

Анна Мамедова: Да, вы верно говорите.

Какой телефон выбрать

- Где пролегает грань между тем, что человек просто хочет купить новый гаджет, и моментом, когда ему надо именно это устройство и никакое больше? Где заканчивается желание покупки и начинается болезненное желание обладания?

Анна Мамедова: Эту грань сложно определить. Когда разумный человек рассчитывает свои доходы, финансовые потоки, когда он четко знает, что есть средства первой необходимости и второй необходимости. А у людей, которые страдают определенного вида зависимостью, гаджетозависимостью, на первый план выступает желание купить смартфон, ноутбук - современный, последней модели. А моменты жизненной необходимости они отодвигают. Они готовы не есть, не спать, занимать и стоять очереди. Они готовы страдать ради покупки современной техники.

- У меня среди знакомых есть люди, которые влезают в долги, чтобы купить новый смартфон. Это тоже болезнь?

Анна Мамедова: Понимаете, это хорошая реклама, которая рассчитана на людей, которые, да, готовы потратить определенную сумму денег, но это их выбор - тратить деньги на современную технику либо потратить деньги на что-то нужное.

- Здесь я с вами не соглашусь. Если вы говорите, что это хорошая реклама, то получается, что это хорошая психологическая обработка человека. Она подталкивает любой ценой купить, найти денег, занять, залезть в долги, продать что-то из того, что на самом деле нужно, но купить именно эту вещь.

Анна Мамедова: Но если посмотреть непосредственные лозунги компании Apple. С чего они начинали, когда запускали первые свои телефоны? Они говорили, что делают абсолютно новый, современный, иной телефон. И на этом строилась вся их реклама. Понятно, что человек захочет этот телефон. И люди готовы на его приобретение.

- Состояние «хочу любой ценой любым способом стать обладателем» чего-либо лечить нужно?

Анна Мамедова: Это сложно сейчас лечить. Никто ведь не признается, что он зависим от той или иной технологической игрушки. Что лечить? Люди не понимают, что они больны. Если у человека насморк, он это чувствует и идет к врачу. А здесь непонятно, что лечить, и люди не чувствуют свою зависимость. Но вылечить гаджетозависимость можно. Существуют тренинги, когда с семьями работают психологи. В определенные дни они запрещают пользоваться этой техникой, учат общаться друг с другом без использования новых технологий. К сожалению, многие люди не имеют общаться живьем и строить диалог. И людей этому учат - знакомиться, обсуждать книги, картины, искусство, - все что угодно, но без смартфонов.

- Между интернетзависимостью и страстным желанием владеть модной новинкой есть принципиальная разница?

Анна Мамедова: Это близкие явления, они равноценны друг другу. Но если от компьютерной зависимости легче избавиться, то от гаджетозависимости сложнее. Потому что он всегда под рукой, мы можем в любой момент его достать, узнать любую информацию, которая нас интересует.

- Принудительно от гаджетозависимости стоит лечить?

Анна Мамедова: Нет, это дело добровольное.

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments