Екатерина Абрамова: Телеканал «Мир» работает по правилу ООН, одна страна - один голос

17:06 27/10/2017
Екатерина Абрамова: Телеканал «Мир» работает по правилу ООН, одна страна - один голос

Заместитель председателя Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» по телерадиовещанию, директор и ведущая телеканала «Мир» Екатерина Абрамова дала интервью журналу «Story», в котором рассказала о личной жизни и любимой работе - о героях, которых невозможно забыть, и о телепрограммах, от которых невозможно оторваться.

Екатерина, у вас такой профессиональный набор – директор и телеведущая, – любой обзавидуется. Это каких качеств  требует? Мужского характера и женского обаяния?

– Я бы это не разделяла. Как директор я занимаюсь по большей части творчеством. Придумать что-то, организовать. Вообще, что бы я ни делала, мне нужно, чтобы было интересно. Когда увлекаешься, всё становится легко. Я из тех людей, кто говорит: «Я  люблю свою работу, я приду сюда в субботу...» На самом деле каждое воскресенье я уже много лет на работе. Программа «Вместе», которую я веду, выходит в прямой эфир в 12.00 и 19.00 часов. Каждый день получается насыщенным, и порой  не можешь вспомнить, что же было сегодня утром.

А что в этой работе приносит  радость?

– Бывают такие моменты… Особенно когда преодолеваешь трудности, почти не веря, что всё получится, зато потом… Например, мы запускали новостной канал «Мир 24» – мы называем его «новости с акцентом» – в срочном порядке. Казалось, это просто физически невозможно – не успеем даже сделать  декорации, – но ведь всё получилось, и вовремя! Конечно, после всех трудов очень хочется, чтобы смотрели новости нашего канала. Мы делаем не другие новости, а новости из разных стран. Мы не отправляем корреспондентов в командировки в страны Содружества. Они просто там живут. Это их дом, и они рассказывают о жизни в своей стране, в том числе и в России. И эти новости  смотрят, потому что очень много людей родом из бывших союзных республик и, даже если там уже не живут, всё равно интересуются. Даже в Канаде.

Канал «Мир» – межгосударственный. Десять стран-учредителей из тех, что когда-то входили в  СССР, каждая со своими  традициями и  культурой, а вы – на границе этих миров.  Вы  кем себя чувствуете? Вы эти  границы укрепляете  или  посредничаете?

– Нет, ничего такого. Скорее,  просвещаемся, обогащаемся и делимся своим опытом со зрителем. Например, в этом году запустили программу «Любовь без границ», в которой реальные люди, познакомившись в интернете, потом встречаются. Допустим, парень из России едет в Кыргызстан, чтобы познакомиться с семьёй своей девушки. Такое «испытание чувств».

И как? Выдерживают влюблённые?

Выдерживают не все. Может быть, меньше половины, но важны прецеденты. Встречаются люди, которые к другому укладу относятся не как к помехе, а  как к открытию, к тому, что развивает, учит, даёт новый опыт. Мы на самом деле делимся знаниями. Программу «Дела семейные. Новые разбирательства» тоже делаем с «акцентом» – говорим об имущественных и семейных отношениях, в которых различие национальных укладов очень явное, а их неприятие или незнание приводит к конфликтам. Это развивает. Если бы работа не развивала, мне самой, наверное, стало бы скучно.

А думаете, многонациональные союзы всё-таки возможны? Когда в одном кабинете работает казах, грузин и русский и работа ладится. И «новая общность людей»  СССР не была чисто экспериментом?

– Мой опыт подсказывает, что это возможно. Нашей компании в этом году двадцать пять лет. Председатель, который определяет её редакционную политику, родился в Уфе. Главный режиссёр – из Макеевки, главный оператор – из Западной Сибири, руководитель редакции программ из Восточной,  а информационной службой рулит блондинка из Казахстана. У нас многонациональный состав, и получается же! Мне кажется,  всё зависит от личных качеств и профессиональных, а не от национальности. Если люди от нас и уходят, то по другим причинам.

А вы как пришли на телевидение? У вас же диплом филфака МГУ?

– Я всегда хотела учиться на филфаке, его мой отец когда-то заканчивал, да и у меня была склонность к языкам и литературе. Там я и училась, но, когда ещё готовилась поступать, моим репетитором была Алёна Долецкая,  которая тогда преподавала  в МГУ, она мне и посоветовала эту специализацию – «русский язык как иностранный». Оказалось очень интересно. С людьми разных языковых групп – кубинцами, вьетнамцами, монголами, нигерийцами, поляками – ты  разговариваешь только на русском, и они должны тебя понять. Такой метод погружения. Ну а вскоре стало понятно, что учить русскому фактически некого. СССР больше нет, а значит, нет и студентов из жаркой Африки, влажной Азии и темпераментной Кубы. Год я подрабатывала репетиторством, пыталась делать «модную» рубрику  для программы «Утро» на «Первом» вместе с Андреем Малаховым. А потом мама моего мужа (она была редактором в программе «Время») рассказала мне, что есть такая телекомпания «Мир». Межгосударственная. Фактически международная. И им нужна ведущая для новой программыИтоговую программу «Вместе» на телеканале «Мир» я веду больше десяти лет.

Бывает, что после программы вы вдруг кого-то сильно зауважали?

– Случается. Например, Андрея Звягинцева, когда мы встретились после премьеры «Левиафана». Он оказался на удивление простым, умным и обаятельным собеседником. На первой же минуте я перестала волноваться и даже не заметила, как пролетело время. Ещё запомнился Геннадий Онищенко. Все знают – он рано встаёт, рано ложится спать. Мы приехали в конце рабочего дня, ему было явно не до телевизионщиков, он уже готов был отказаться. Я уговорила его буквально на пятнадцать минут, и в разговоре собеседник оттаял. Говорили долго, и стало понятно, какой он увлекающийся человек. Во всём.

А попадаются люди, которых забыть просто невозможно?

– Таких людей тысячи. Трудно даже выбрать. Подумайте, кто бы вам запомнился больше? Кинорежиссёр из Дагестана, который был вынужден бродяжничать и которого  журналисты «Мира» фактически спасли? Помогли восстановить документы и отправили на родину? Или работник заброшенного аэродрома из посёлка Ижма, который много лет ухаживал за взлётной полосой и спас сотни людей?   

У вас в компании десять государств. Есть среди них главные  ньюсмейкеры?

Мировой эксклюзив

– Нет, конечно. Каждую неделю мы верстаем программу и отбираем самые яркие,  знаковые события. И неважно, где они происходят, – в любой точке мира. Понятно, что такая большая страна, как Россия, информационных поводов подбрасывает больше, чем, допустим,  Молдова или Армения. При этом президент Беларуси регулярно появляется у нас в программе, просто потому, что Александр Лукашенко – весьма яркий и эксцентричный политик. Он многое любит делать руками. Например, косить траву с Жераром Депардье,  собирать картошку с сыном, угощать морковкой Стивена Сигала. Лидер Казахстана реже появляется перед телекамерами. Он человек по-восточному сдержанный. Но, когда он  публично ставит на место зарвавшихся чиновников, на это хочется смотреть. Часто появляется  и российский президент. Факт этот пояснений не требует: за  его словами и действиями следит весь мир. На «Мир» как межгосударственную компанию распространяются те же правила, что существуют в международных организациях, таких как ООН, например. Одна страна – один голос. Итоговая программа на «Мире» – это фактически камертон. И мы никогда не позволяем себе оценочности. Председатель нашей компании Радик Батыршин любит повторять: «У нас закрытая журналистская позиция». Мы всё показываем: вот очевидцы, вот одна сторона конфликта, вот другая. А зрители сами делают выводы. Наши журналисты  могут работать в конфликтных ситуациях, потому что они везде свои. В этом наше преимущество – мы рассказываем о «своей» жизни.

А как ваша семья относится к тому, что жена и мама с головой в работе?

– Думаю, что спокойно. Было бы странно нарушить существующий много лет порядок вещей. С сыном, он студент международной финансовой академии, мы часто гуляем,  любим ходить в Третьяковку, но ту, что на Крымском Валу, где искусство ХХ века. Ему вначале больше нравился Лаврушинский переулок и реализм, а потом случился перелом. И второе место – Парк Горького, после того, как там открыли «Гараж». Любим выбираться на выставки, ну и просто бродить по старой Москве. Такой порядок сложился – по субботам куда-нибудь выбираться. Хотя иногда хочется, чтобы уикенд был подлиннее, чтобы была возможность куда-нибудь съездить. Например, к родителям. Отец мой работал в международной организации в Женеве, они уехали давно и продолжают там жить – пример того, как люди восприняли чужую культуру и прижились.

А «рабочая мечта» у вас есть? Вы к чему стремитесь? К рейтингам, к популярности?

– Рейтинги и популярность, по сути, одно и то же. Хочется, чтобы наши программы узнавали. Индивидуальность, своё лицо очень важны. Но мы не только мечтаем, мы – делаем. Запустили программу «Нет проблем» –  это единственное практическое шоу на российском ТВ. Там есть ответы на миллион вопросов – как отличить настоящие духи от подделок, как избавиться от мужниного храпа, как одеться, как звезда, не потратив на это состояния… «Такие странные» –  телепроект, в котором мы подтверждаем или разоблачаем мифы о себе или своих соседях. Например, правда ли, что русские никогда не сдаются, а белорусы едят только картошку, армяне слушают только армянское радио, а грузины ничего не пьют, кроме вина?

«Во весь голос» – когда поют подростки. Лина Арифулина, создатель первой «Фабрики звёзд», ищет юные таланты по всему Содружеству. Командует парадом Тимур Родригез. «Наше кино. История большой любви» – документальное расследование истории создания фильмов нашего детства. Фразы из них растащили на цитаты, мы помним в них каждый кадр и каждый жест героя. Но всё равно остаются белые пятна. Например, Владимир Высоцкий получил за роль Жеглова в «Место встречи изменить нельзя» гонорар меньше, чем другие актёры, Клара Лучко не хотела играть ни с кем в фильме «Цыган» кроме Михаила Волонтира, Мальвине из «Приключений Буратино» вставляли зубы прямо на съёмочной площадке, потому что выпадали молочные… И это только небольшая часть новых проектов телеканала «Мир». С  нами – интересно! 

comments powered by HyperComments