Легенда Сталинграда: как сержант Павлов сломал хребет немецкой машине

19:28 22/10/2017
ФОТО : РИА Новости / Георгий Зельма

Вторая мировая война – для нас Великая Отечественная – пожалуй, самый страшный конфликт ХХ века, а Яков Павлов – обыкновенный сержант и в то же время герой Сталинграда, человек, который переломил хребет гитлеровской машине. На этой неделе в России отмечали сто лет со дня рождения настоящей легенды. На месте подвига Павлова побывал корреспондент телеканала «МИР 24» Максим Красоткин. 

В тихом дворе в центре Волгограда и не подумаешь, что скромная четырехэтажка 75 лет назад стала символом стойкости советского народа, вписав в историю имя простого сержанта. Одного из миллионов, такого же как все, но о нем уже тогда слагали легенды: «В этом доме Павлов и его боевые товарищи 58 дней отбивали ожесточенные атаки врага».

В 42-м году немец прорвался к Волге. В планах Гитлера было захватить нефтяные месторождения Кавказа, а Сталинград с его портами на Волге – удобный транспортный центр. Советская армия раздроблена, и тут просто необходим свой герой. Яков Павлов вместе со своей частью прибыл с другого берега. В 42-м там находился тыл советской армии, а эта территория была занята противником. Его опорным пунктом было здание старой мельницы, оттуда простреливался каждый сантиметр Волги. Передовой отряд выбивает противника из мельницы, захватывает несколько метров прибрежной территории. Но жилой дом напротив, что называется, мозолит глаза командирам.

«Дом Павлова стоял на нейтральной полосе», – отметила научный сотрудник музея-заповедника «Сталинградская битва» Татьяна Приказчикова.

Командование направляет группу разведчиков во главе с сержантом Яковом Павловым посмотреть обстановку в доме. Те находят восьмерых немцев, занявших две квартиры, а в подвале – около 30 мирных жителей, которые скрываются от бомбежки. Противника ликвидировали быстро – помог фактор внезапности и, конечно же, опыт бойцов. Овладев этим домом, бойцы во главе с Павловым оказались в выгодном положении. В 42-м, как и сейчас, здесь была площадь, и наступающий оттуда противник был как на ладони. Мечта, а не позиция.

Естественно, что мириться с этим гитлеровцы не хотели и несколько раз пытались взять дом штурмом. Правда, попытки эти успехом не увенчались. Почти два месяца советские солдаты удерживали позицию, не давая немцам прорваться к Волге. Уже потом маршал Чуйков в своих воспоминаниях напишет, что противник потерял тут больше живой силы, чем при взятии Парижа.

Отсюда до мельницы, где находился штаб наших войск, каких-то метров 300. Пешком можно пройти минуты за две. Но под шквальным огнем расстояние почти непреодолимое. Тогда бойцы наладили свою тропу жизни, вырыли траншею, по которой доставляли боеприпасы, пополнение и продовольствие. Глубины в полметра вполне хватало, чтобы скрыть ползущего по-пластунски человека. По этой же траншее эвакуировали гражданских, которые под непрекращающимся обстрелом они только мешали.

«Осталась в доме одна молодая женщина с грудной девочкой. Потому что немецкие снайперы работали на движение, а иногда могли работать вслепую на звук. Были очень хорошие снайперы, и никто не давал гарантию, что ребенок не заплачет», – сказала научный сотрудник музея-заповедника «Сталинградская битва» Светлана Аргасцева.

Тот самый ребенок – это Зинаида Петровна Андреева. Все 58 дней она находилась внутри дома. И всякий раз приходит на место подвига с замиранием сердца. Бойцы, державшие дом, делили паек с ее мамой, а маленькой Зинаиде делали соски из сухарей, завернутых в бинты. Пеленали младенца во что было.

«Половина дома была разрушена. И солдаты ходили по квартирам, находили какие-то там пеленки. А так, в основном, отдавали свои солдатские портянки», – рассказала Зинаида Андреева.

Об этом она узнает лишь в 18 лет от защитников дома и, конечно же, встретится с самим Яковом Павловым. О том, что дом сразу же назвали его именем, даже нанесли на военные карты, прославленный сержант сам узнал из газеты в госпитале, где лечился после ранения. Оттуда он попал в другую часть, там отказывались верить, что перед ними стоит тот самый Павлов.

«Он приходит к замполиту, разворачивает газету: «Вот про меня написано, я в Сталинграде воевал». Тот прочитал и говорит: «А ты знаешь, сколько Павловых было в Сталинграде? А сколько домов в Сталинграде? Давай-ка так, дружок, ты воюй, как тут написано, покажи нам, что ты такой вот герой», – отметила научный сотрудник музея-заповедника «Сталинградская битва» Светлана Аргасцева.

И он воевал. Получил вторую медаль за отвагу и еще один орден красной звезды. Звезду Героя ему вручил только после войны лично маршал Василий Чуйков. И тогда о Павлове узнал уже весь Советский Союз. Сын Якова Павлова Юрий вспоминает, что от желающих пообщаться с отцом не было отбоя. То в школу пригласят, то перед солдатами выступить. Порой так проходили выходные и отпуска.

«Писем ворохи приходили. Уже и мать помогала писать ответы. Одному ему не справиться было. Мы ездили на пароходе от Москвы до Астрахани. Тогда я первый раз попал в Волгоград. Отец остался в Волгограде на выступление, а мы поехали до Астрахани, на обратном пути он опять сел на пароход, и мы поплыли», – рассказал Юрий Павлов.

В ту пору Яков Павлов был депутатом Верховного Совета и работал на машиностроительном заводе в родном Великом Новгороде. Тогда многие предприятия испытывали дефицит металла, но только не завод, на котором работал Павлов.

«Директор понял, как использовать Якова Федотовича. Он стал посылать его в командировку в Волгоград, потому что в Волгограде мощный металлургический завод «Красный Октябрь». И он понимал, что если попросит металл Павлов, то в этом городе ему никто не сможет отказать», – подчеркнула научный сотрудник музея-заповедника «Сталинградская битва» Светлана Аргасцева.

Конечно же, ему не раз предлагали сюда переехать, даже обещали квартиру в том самом доме, но он отказывался, говорил, что не сможет там жить, вспоминая погибших друзей, и повторял, что родина у человека может быть только одна.

Подписывайтесь и читайте нас в «Дзене»

Максим Красоткин
comments powered by HyperComments