Омуль раздора: почему рыбаки-нелегалы не хотят сматывать удочки

10:23 16/10/2017
ФОТО : ТАСС / Дагбаев Зорикто,т/ф

На Байкале обострились конфликты между полицией и браконьерами. С 1 октября промышленная добыча омуля в озере запрещена. Но рыбаки-нелегалы сматывать сети не собираются, ведь это их единственный заработок, передает корреспондент «МИР 24» Владимир Сероухов.
  
На Байкале сейчас разворачивается таежный вестерн. С 1 октября здесь объявили запрет на ловлю омуля и одновременно открыли охотничий сезон - полицейских на рыбаков-браконьеров. Патрули круглые сутки обследуют территорию водоема. Погони на катерах нередко заканчиваются тем, что браконьеры уходят от преследователей. Часто их спасает плохая погода: туман или сильный ветер. 

«В течение 40 минут может подняться ветер. Волна может достигать 3-4 метров, очень страшно», - рассказывает командир судна полиции Александр Бородин.

Двухлетний мораторий на омуля - стратегический ресурс Байкала - ввели, чтобы не допустить вымирания популяции. К 2015 году численность рыбы сократилась катастрофически. А за пределами Байкала она больше нигде не водится.

Целую базу браконьеров обнаружили в национальном парке в 70 метрах от побережья озера. С виду заброшенные дома отдыха - это действующие склады техники, снастей и самого омуля. Улик хватит на несколько уголовных дел.

Кому - биоресурсы, а кому - хлеб насущный. Судя по изобилию омуля на местных рынках - он тут и соленый, и вяленый, и копченый - браконьеры добывают рыбу несмотря ни на что. У них свои аргументы.
  

«Мы числимся на рыбзаводе, а как такового его нет. Мы кинутые люди», - говорит бригадир рыболовецкой бригады Юрий Нелюбин.

  
«Государство бросило, оставило на самовыживание», - вторит ему председатель рыболовецкой артели «Ольхон» Владимир Номхоев.

Сейчас они выходят на черный промысел, рискуя вернуться в наручниках, либо с пустыми сетями. Рыбы, и правда, осталось немного. Но уезжать отсюда они все равно не хотят, а зарабатывать по-другому просто не умеют. 

История импортозамещения:

«Кто может, занимается летом от силы два месяца. А в остальное время что делать? В лес нельзя сходить, везде разрешения нужны», - говорит рыбак Александр Власов.

Маломорский рыбзавод - тот самый, где раньше работали многие нынешние браконьеры. По злой иронии, здесь собираются строить именно турбазу. Договариваться полицейским с рыбаками не получается. Пока что страсти кипят, и без оружия. Но в войне за омуля у браконьеров и другие средства хороши. 

Противостояние на Байкале может привести к массовому исходу рыбаков. Остается вопрос - куда: в регионы, где рыбы на всех хватит, то есть на Дальний Восток, или в места не столь отдаленные, где она только в меню.

Право добывать омуля для себя и продажи сохранили коренным малочисленным народам. Но им запрещено ловить сетями и в период нереста рыбы.

Владимир Сероухов
comments powered by HyperComments