Мир, дружба, кеды! Что изменилось после Москвы-1957

19:35 15/10/2017

Всемирный фестиваль молодежи и студентов объединяет разные страны и разные народы. Форум открылся накануне в Москве и Сочи, где прошли парад-карнавал и Ледовое шоу, рассказал корреспондент телеканала «МИР 24» Роман Никифоров. 

В фестивале примет участие 20 тысяч человек, половина из них - иностранцы, заявки пришли из 180 стран. Основная площадка - Сочи, но и еще 16 городов от Москвы до Владивостока. Помогать будут пять тысяч волонтеров, запланировано 450 мероприятий - концерты, семинары, спортивные соревнования. 

Всемирные форумы молодежи и студентов проходят уже 70 лет с 1947 года. Не слишком регулярно, но это всегда событие. Самым масштабным и грандиозным за всю историю движения стал, пожалуй, фестиваль 1957 года. Тогда студентов всего мира принимала также Москва, в которую съехались 34 тысячи человек более чем из ста стран. «Железный занавес» приоткрылся на две недели. Фестиваль стал одним из самых знаковых событий эпохи «оттепели». 

Фестивальная Москва на кадрах кинохроники выглядит как «праздник, который всегда с тобой». И очевидцы уверяют, что это вовсе не постановочные сцены, а обычный репортаж. Легенда отечественного телевидения Калерия Кислова была режиссером трансляций самых важных событий страны - Олимпиады, похорон генсеков, молодежного фестиваль 85-го года. А в 57-м ей было чуть больше 30, и в Москву она приехала в качестве рядового зрителя.

«Иногда вот где-то совершенно неожиданно на перекрестке кто-то останавливался, кто-то начинал петь, тут же появлялась вокруг толпа, милиция перекрывала дорогу, и начинался такой вот хоровод», - вспоминает заслуженный деятель искусств РФ Калерия Кислова.

Историк Юрий Жуков был студентом, писал короткие заметки о мероприятиях. У него было специальное удостоверение корреспондента, которое позволяло прийти на любое мероприятие. Работал бесплатно, но тогда волонтером можно было считать едва ли не каждого жителя столицы.

«Все москвичи были удивительно вежливы, отзывчивы, готовы были покупать мороженое, газировку приезжим. Угощали гостей, как хозяева дома», - отметил Юрий Жуков.

Многое в Москве тогда сделали специально к фестивалю: переименовали Первую Мещанскую улицу в проспект Мира, создали с нуля новый парк «Дружба», открыли сеть недорогих отелей, подготовили для гостей и более роскошные апартаменты. Как раз к открытию фестиваля завершили строительство гостиницы «Украина» - на тот момент самой большой в Европе: высотой 206 метров, более тысячи номеров. Для посетителей открыли и смотровую площадку, откуда они с высоты птичьего полета могли наблюдать за фестивальной Москвой. Специально к фестивалю в СССР писали и песни, например, «Подмосковные вечера».

«Самая знаменитая грузинская песня была рождена в 1957 году на фестивале молодежи и студентов», - сказал народный артист СССР Иосиф Кобзон.

Для Иосифа Кобзона 57-й год стал отправной точкой в карьере. Тогда он проходил срочную службу в Закавказье, спел на республиканском фестивале и попал в военный хор округа, с которым приехал в столицу, «Гимн демократической молодежи» он до сих пор помнит наизусть.

«Мы все вспоминали, как здорово молодежь общалась - дети разных народов - и никто никому ничего не запрещал», - отметил Кобзон.

Тогда же на улицах Москвы впервые зазвучали иностранные хиты, и жители Страны Советов услышали джаз - тот самый, неприличный, буржуазный. Вместе с джазом в страну пришли заморские танцы - буги-вуги - и экзотическая игра бадминтон, а еще жевательная резинка, кеды, и джинсы - американские «Техасы», в которых позже щеголял Шурик из комедий Гайдая. Да и вообще впору было говорить о революции нравов.

«До 57-го года, например, не было такого, чтобы молодой человек и девушка шли по городу, крепко обнявшись. А уж целоваться в людном месте вообще не принято было. Народ был очень целомудренный, я бы сказала», - добавила Карелия Кислова.

Впрочем, историки уверены, что московский фестиваль изменил не только Советский Союз. Он дал толчок глобальным, мировым процессам, и такие понятия как мультикультурализм, расовая терпимость, право наций на самоопределение были родом из 57-го. Хотя сегодня они считаются традиционными западными ценностями.

Актуальным в то время оказался рассказ «Максимка». Хотя Константин Станюкович написал его в конце XIX века - история темнокожего мальчика, которого после крушения корабля американских работорговцев подобрали русские моряки, обогрели, дали новое имя и сделали юнгой. В 52-м году по мотивам рассказа сняли одноименный художественный фильм. Советские зрители за приключениями юного африканца смотрели с замиранием сердца - плакали, смеялись, испытывали праведный гнев. 

Рабства в Америке 50-х уже, конечно, не было. Но и Билль о гражданских правах еще даже не обсуждался. Темнокожие оставались людьми второго сорта, бывших господ они называли мистер и миссис и не могли учиться с ними в одних школах и университетах. Таблички «только для белых» были в автобусах, в гостиницах и кафе. Что касается европейских грандов, то они оставались в статусе колониальных держав. 

«Западный мир, колониальный мир - Франция, Англия - не хотел отпускать африканские страны. Такие как Конго, Кения, Алжир. Естественно, куда им было обращаться, куда бежать? В Советский Союз. Он стал защитником всех угнетенных», - подчеркнул историк Александр Васькин.

Фестиваль перевернул все с ног на голову. После него возникло мощное освободительное движение, и уже в 60-м независимость обрели 17 африканских стран. Тогда же было принято решение открыть в Советском Союзе Университет Дружбы народов, который унаследовал тот самый московский фестивальный дух. Но дело было не только в высоких идеалах: оказалось, что в бывших колониях катастрофически не хватает специалистов, причем во всех областях, а здесь начали готовить инженеров, строителей, медиков, физиков, химиков, экономистов и юристов.

Учился в этом университете и выходец из Ирака Абдулаля аль-Себахи. Впервые в Советский Союз он приехал как раз на фестиваль. Тогда, чтобы выбраться из своей страны, ему пришлось подделывать документы. «В первый раз в жизни я чувствовал, что я человек и могу дружить с людьми. Было отлично», - вспоминает Абдулаля аль-Себахи. Сегодня ему 80, он гражданин Дании, но снова приехал в Россию специально, чтобы увидеть новый фестиваль. Говорит, ностальгия.

Роман Никифоров
comments powered by HyperComments