Смертельно опасная анестезия: как выжить у стоматолога

18:44 13/10/2017
Пластический хирург раскрыл секреты омоложения
ФОТО : МТРК «МИР» / Андросова Мария

Очередной случай смерти после укола обезболивающего проверяют следователи Архангельской области. 37-летняя жительница поселка Ильинско-Подомское после укола врача впала в кому, а затем скончалась - предположительно, из-за сильной аллергической реакции на препарат

Подобные ситуации, увы, не редкость. В Омске в апреле после укола лидокаина впала в кому, а затем скончалась десятилетняя девочка. Следствие заявляло, что врачи больницы не проверили риск возникновения аллергической реакции на препарат.  29 июня в Красноярске от обезболивающего укола на массаже скоропостижно скончалась президент «Сибирской ассоциации гостеприимства» Марина Безфамильная. Бизнес-леди было 57 лет. В августе после визита к зубному врачу умерла жительница ХМАО. 7 сентября в частной клинике Ростова после укола в колено умерла 29-летняя девушка. В июне после укола в кресле стоматолога скончался балетмейстер Мариинского театра Сергей Вихарев. Комментируя этот случай, главный стоматолог Минздрава России, член-корреспондент РАН Олег Янушевич в эфире телеканала «Россия 24» заявил о том, что чаще всего причиной смерти становятся проблемы с сердечно-сосудистой системой.

«Общая летальность по наркозу бывает достаточно высокой, это связано с тем, что пациенты должны быть тщательно обследованы на предмет наличия тромбов и состояния сердечно-сосудистой системы. Перед тем, как давать наркоз, необходимо провести тщательное медицинское обследование», - заключил врач.  

Ужасы о возможных «побочках» анестезии рассказывают и другие доктора. Осложнения после инъекций вообще могут быть самыми разнообразными. В августе сообщалось о том, что после нескольких смертельных случаев Росздравнадзор отозвал партию лидокаина. 

Запугивать народ, конечно, нельзя, уверен главный специалист по анестезиологии-реаниматологии Минздрава РФ, завкафедрой анестезиологии и реаниматологии Российской медицинской академии последипломного образования Минздрава РФ, профессор Игорь Молчанов. Но, видимо, придется.

- Игорь Владимирович, все эти жуткие случаи – это что? Паленые партии лидокаина? Паралич сердечной мышцы? 

- В принципе, лидокаин - достаточно устаревший препарат, но он очень хорош в кардиологии, при нарушениях ритма, при определенных состояниях. Как местный анестетик он тоже применяется много лет. Но у населения поменялся аллергофон…

- Внезапно? Т.е. не было аллергии, и вдруг она откуда-то взялась?

- Нет, аллергии были, безусловно. Вспомните новокаин, который лился рекой во все времена, и осложнений при этом было много. Когда появился лидокаин, перешли на него. Это поступательное развитие, связанное с тем, что каждый случай осложнения стал озвучиваться, то, что раньше мы, может, частично скрывали, чтобы не пугать население. Но сейчас же это – единичные случаи. Вот вы когда идете к хирургу, вы уверены в том, что все будет отлично?

- Многие люди хирургам все мозги вынесут, чтобы сделали аллергологические пробы. Боятся отека Квинке! 

- Вот в этом все и дело. У каждого вмешательства – любого, какое бы оно ни было – есть риск. Рискуем и мы, и пациенты. Чаще все бывает идеально гладко, но не всегда.

- А как же пробы? Пусть сначала уколют 0.1 мл и посмотрят, есть ли реакция. Правда, они неохотно это делают.

- А все не так. Сейчас практически отказались от проб на чувствительность, поскольку эта проба может послужить стартовым механизмом для аллергии. Вот эта самая микродоза, которую ввели внутрикожно, может сенсибилизировать – организм будет более чувствителен к этому препарату, чем до укола. Поэтому сегодня пробы не делают. Это действительно убийственная штука. Это делать нельзя. Но рассказывать вам всю иммунологию и аллергологию я не буду, это сложно. 

- А как же жить? Точнее, выжить?

- Жить надо бодро и надеяться на то, что все будет хорошо. 

- Не получается. Один дед в Москве недавно пошел к зубному и помер там. И таких случаев много, как мы видим из СМИ.

- Смотрите, у стоматологов есть совершенно великолепная гамма препаратов, ультракаин и так далее, специалисты-стоматологи могут перечислить все их достоинства и недостатки. Только что утвердили список жизненно важных препаратов, в том числе, левобупивакаин, стоматологи его знают давно, но сейчас его включили в список жизненно важных, с тем, чтобы у наших докторов и пациентов ассортимент препаратов был шире. Он может применяться не только в стоматологии. Так что в этом направлении мы работаем, и Минздрав работает достаточно активно. Отменить сразу все широко распространенные препараты невозможно, но внедрением новых занимаемся.

- А вот этот левобупивакаин не вызывает аллергии?

- Такого не бывает. Все чужеродное, что вводится в организм, может вызвать аллергию. Но все меньше и меньше!

- И как окончательно снизить риски при походе к врачу?

- Давайте не будем всех запугивать!

- А что их запугивать, люди идут к зубному и не выходят оттуда. 

- Не надо драматизировать ситуацию. В гугле можно найти все, что угодно, но теперь пересчитайте это на общее количество обращений. К сожалению, врач обязан занимать позицию риска, но риск здесь минимальный. А вы насобирали конкретные случаи и не хотите их рассматривать в глобальном масштабе. 

- Не хочу, потому что следующими можем быть и мы с вам, не дай бог, конечно. Или вообще не ходить к врачам? Жизнь дороже.

- Вы так рассуждаете, пока это касается только зуба. Жить захотите – пойдете. А представляете себе объем и риск большого хирургического вмешательства на сердце, например?

- Там работает большая команда, включая анестезиологов, это как раз не страшно. А вот у стоматолога или в поликлинике – страшно. 

- Человек всегда должен быть насторожен. Без рисков ни одного вмешательства, никакого, повторюсь, не бывает. Йодом можно помазать – и получить проблему. Моей горячо любимой теще перед уколом обрабатывали кожу салфеточкой со спиртом из аптечной упаковки. И прям тут же на этом месте пошла реакция! Никогда этого не было. Вдруг появилось. И что теперь, вешаться? Не делать ей уколы? А настороженность должна быть, да. Поэтому сейчас пересматривают и перепроверяют наличие противошоковых, антиаллергических укладок в каждом процедурном кабинете, у стоматолога, хирурга и так далее. Потому что вероятность высока. Поэтому сейчас речь идет о том, чтобы вывешивать в общественных местах дефибрилляторы – риск есть! И Минздрав этим занимается. 

- Но есть ли все-таки какие-то безопасные препараты?

- Есть! Вода. 

Беседовала Юлия Кундухова

Юлия Кундухова
comments powered by HyperComments