Елена Драпеко о «Матильде»: Даже церковь не против показа мирской жизни святых

12:45 02/10/2017
ФОТО : РИА Новости / Руслан Кривобок

Актриса и депутат Госдумы Елена Драпеко дала телеканалу «МИР 24» «Большое интервью», в котором прокомментировала скандал вокруг фильма «Матильда», вывоза из страны культурных ценностей и проблемах благотворительных фондов.

- Прокомментируйте, пожалуйста, скандал вокруг фильма режиссера Алексея Учителя «Матильда». Еще до выхода в прокат у этой картины оказалось немало противников. Вы выступили с инициативой, чтобы этот фильм показали в Госдуме.

Елена Драпеко: Я думаю, что общественная дискуссия, которая развернулась вокруг этого фильма, к его содержанию отношения не имеет. Председатель комитета Госдумы по культуре Станислав Говорухин сказал, что это неплохо снятое, хорошо сыгранная историческая мелодрама с хорошими костюмами, сделанная хорошим режиссером. Никаких поводов для горячей общественной дискуссии внутри этого фильма Говорухин не нашел.

- По мнению ряда критиков, в «Матильде» царь Николай Второй представлен в образе обычного человека, который любит, страдает, сопереживает, поскольку ничто человеческое ему не чуждо. Однако противники фильма во главе с депутатом Натальей Поклонской говорят, что фильм не только порочит честь царя, но и оскорбляет чувства верующих. На ваш взгляд, есть какие-то основания для этого?

Елена Драпеко: Я думаю, нет. Это чисто теологический спор, который, наверное, должен решаться внутри религиозных организаций. Речь идет о том, можно ли показывать земную жизнь страстотерпцев до того, как они были признаны святыми. Есть персонажи Библии, например, Мария Египетская, Фома Неверующий, которые до признания их святыми вели обычную человеческую жизнь. Думаю, что светское государство, в котором мы живем, наша Конституция и законы для нас урегулировали этот вопрос. Видимо, он остался открытым только для Поклонской и ее сторонников. Пусть они сначала внутри себя и церкви этот вопрос разрешат. Потому что церковь не возражает. Достаточно много таких фильмов, картин, литературных произведений, которые рассказывают о жизни людей, которых мы считаем святыми. Например, святой Александр Невский. До того, как стать святым, он воевал, убивал людей, то есть нарушал заповедь «Не убий», вел активную политическую жизнь. Об этом хорошо рассказано в литературе, кино и живописи.

Страсти по «Матильде»

- Активисты, которые требуют запретить фильм «Матильда» к прокату, публично заявили, что если фильм будет показан, то кинотеатры будут гореть. Как обезопасить зрителей от фанатично настроенных людей?

Елена Драпеко: Российское законодательство запрещает любые хулиганские действия, терроризм. Мы расцениваем угрозы в адрес кинотеатров, кинопрокатчиков и зрителей как терроризм. Думаю, что именно по этой статье будут судить людей, которые посмеют помешать осуществлению публичных функций. Они пытаются присвоить себе право, которое дано только государству. Есть специально определенные законом органы, которые имеют право давать оценку и указывать, например, на литературу террористической направленности, которая не должна быть в библиотеках, и за хранение которой последует наказание. То же самое относится к произведениям киноискусства.

Есть Министерство культуры, экспертная комиссия, которая заявляет, какое произведение разрешено к публичному показу и ему выдается прокатное удостоверение, а какое не разрешено. Если хотите – смотрите его дома. У нас цензура запрещена Конституцией, мы не можем запретить художнику производить то, что он хочет, свобода творчества гарантирована Конституцией.

Для регулирования же публичного информационного пространства законодательно определено специальное ведомство. Сначала комиссия рассматривает сценарий, потом, когда фильм готов, уже другая комиссия рассматривает результат деятельности режиссера и говорит, можно или нельзя показывать снятый фильм в публичном информационном пространстве.

- Расскажите, пожалуйста, над чем вы сейчас работаете в Комитете по культуре, какие проблемы считаете самыми актуальными?

Елена Драпеко: У нас есть несколько очень горячих тем, по которым мы каждый день проводим совещания. Министерство финансов сочинило закон, по которому некоммерческие организации смогут участвовать в конкурсе на государственный заказ в социальной сфере, и причислило к социальной сфере культуру и образование. Первое, против чего мы восстали: культура – не социальная сфера, социальная сфера - это сфера услуг. Культура производит не услуги, а блага, которые гарантированы гражданам Конституцией.

Вторая тема – вывоз из России культурных ценностей. Комитет по бюджету решил разрешить свободный вывоз из России культурных ценностей, произведенных после начала 20 века. На мой взгляд, это возмутительно, потому что они стали изменять определение, что для России является культурными ценностями, а они не специалисты в этом деле. Мы стали исследовать, зачем они это делают. Выяснилось, что наши олигархи вложили деньги в культурные ценности – в антиквариат, произведения искусства андеграунда и соцреализма, а реализовать обратно, превратить в еще большие деньги на международных аукционах не могут, поскольку не могут вывезти их из России навсегда, временно могут, а продать на аукционе без официального разрешения государства не имеют права. Они и стали давить на Государственную думу с требованием разрешить бесконтрольный вывоз из России ценных культурных вещей. Эта борьба продолжается. Закон принят в первом чтении большинством голосов правящей партии, но сейчас даже она перешла на нашу сторону. Сегодня мы, депутаты, все вместе боремся против олигархов.

Еще одна тема, которой мы занимаемся, - это открытие российских границ. В связи с созданием Евразийского экономического союза у нас есть единое таможенное пространство, то есть на границах России и Казахстана, России и Беларуси нет таможни. У пограничников полномочий по обследованию культурных ценностей, вывозимых из России, нет. Сегодня по территории Единого таможенного пространства могут свободно перемещаться культурные ценности, вывезенные из России. Третьи страны контролируют уже таможенники той страны, в которую эти ценности вывозятся. Получается, что кыргызский таможенник в горах должен определить, является ли культурная ценность, которая выезжает из нашего таможенного пространства, таковой, разрешена она к вывозу или нет. Никакая экспертиза там не проводится. 

Наша задача сегодня – выработать закон, который восстановит российскую границу, и параллельно работать над соглашением между нашими странами о порядке перемещения культурных ценностей по нашей территории. Должны быть созданы единые электронные базы ценностей, находящихся в розыске, например, похищенных из церквей, музеев, у граждан. С 1 января 2019 года должен начать работать новый Таможенный кодекс стран, входящих в ЕАЭС. Это дает нам дополнительный импульс работать быстрее. В связи с новым Таможенным кодексом должны быть изменены, по-моему, более 60 российских законов, в том числе и законы, связанные с культурой.

- Вы выступили с поддержкой благотворительных фондов, которые помогают бездомным гражданам пройти реабилитацию. Расскажите, пожалуйста, об этом проекте.

Елена Драпеко: Сегодня много некоммерческих благотворительных организаций. Мы считаем, что государство должно им помогать. Потому что в связи с экономическим кризисом поток благотворителей иссякает. Надо дать возможность благотворительным фондам участвовать, в том числе, в конкурсе за бюджетные деньги. На некоторых территориях благотворительные фонды работают не хуже, чем государственные учреждения, а лучше. Иногда государственных учреждений там просто нет. Это то, что касается, бездомных, инвалидов, детей. Мы разработали локальный закон, который касается конкретно этой категории фондов.