Евгений Писарев: Если что-то делаешь с любовью, есть надежда на успех

10:45 24/09/2017
ФОТО : ТАСС / Новодережкин Антон

Худрук Театра им. Пушкина Евгений Писарев в новом сезоне уже успел поработать и как приглашенный режиссер. В Табакерке он поставил спектакль «Кинастон» об английском актере 17 века. Почему премьера состоялась не летом, а осенью, и почему он больше не хочет ставить комедии, Евгений Писарев рассказал в интервью телеканалу «МИР 24».

- Мы беседуем в театре Пушкина. Но только что вышла ваша премьера в театре Табакова «Кинастон». Что это за новая традиция, когда спектакль сначала долго играется как некие предпремьерныйе показы, до ухода в отпуск еще несколько раз и только сейчас назначена премьера. Это для чего?

Евгений Писарев: Думаю, что это было связано с тем, что срок возможной постановки я дал уже в период практически отпуска в театре им. Пушкина, поэтому я спектакль репетировал в мае, июне. Наверное, руководство театра посчитало, что в конце июня-начале июня бессмысленно делать премьеру, и перенесло ее на сентябрь. Но я сказал, что мы обязаны хотя бы несколько прогонов сделать. Нам понадобилось две восстановительные репетиции в сентябре. 

- Мне кажется, что вы, как и Туминас, совершенно опровергаете общее представление о том, что такое успех и что может пользоваться успехом. Совершенно очевидно, что спектакль «Евгений Онегин» и «Дядя Ваня» могли идти и при пустых залах точно так же, как и «Дом, который построил Свифт». Тем не менее, оказывается, что эти совсем не коммерческие названия и совсем не простые спектакли тоже интересны. Уверенность в том, что это будет пользоваться успехом, была? 

Евгений Писарев: Мне все и даже Марк Захаров говорили «Зачем ты взял самую мрачную и не самую удачную пьесу Горина». Мне кажется, что она, безусловно, одна из самых мрачных, но из мрачных - самая глубокая. Мне так хотелось это сделать. Я так полюбил этого автора и этот текст, что мне было все равно. Мне кажется, что если ты что-то делаешь с большой любовью, то есть надежда на то, что это полюбят и захотят видеть другие. 

Есть еще момент обманутых ожиданий. Потому что любое интервью со мной начинается со слов «У нас в гостях комедиограф». Я схожу с ума уже от этого! Но это действительно ожидание. Зрители приходят на мои спектакли, начиная с «Одолжите тенора» и «Примадонны». Я бы не хотел себя ограничивать. Когда ты в 30 лет ставишь спектакль «Примадонны», то, наверное, еще имеешь на это право, но в 45 - это уже или глупость, или преступление.

comments powered by HyperComments