Почему Каталония стремится к независимости?

15:08 21/09/2017
Елена Андреева,

Каталония готовится к референдуму о независимости. Массовые протесты проходят по всему региону. Десятки тысяч людей в разных городах вышли на так называемый «кастрюльный марш». Таким образом они протестуют против задержания представителей правительства региона и требуют проведения плебисцита. Декан факультета экономических и социальных наук РАНХиГС, специалист по Испании Александр Чичин рассказал в интервью телеканалу «МИР 24», почему Каталония так стремится к независимости.

Чичин: У них есть как исторические, так и современные причины. Исторические заключаются в том, что когда-то Барселона была круче Мадрида, это был столичный город, а Каталония была, наверное, самой мощной частью Пиренейского полуострова. С тех пор времена изменились, и каталонцы все вспоминают 11 сентября – Diada, или Национальный день Каталонии. Это достаточно печальный для них день, когда они потеряли независимость и перешли под правление Мадрида. Но чувство национального самосознания осталось. Вторая причина – это то, что Каталония является лидером среди других испанских регионов, это пятая часть ВВП Испании, здесь лучшая индустрия и самое большое количество туристов. Это особенная часть страны, и все испанцы это знают. 

Мадрид категорически против этой инициативы. Там считают, что законных оснований для отделения Каталонии от Испании нет. Почему нет? Ведь есть декларация ООН о праве наций на самоопределение.

Чичин: Законных оснований, конечно, нет. Да, ООН когда-то заявляла, но это применимо только к странам с колониальным прошлым, то есть речь идет о государствах, которые были колониями европейских государств. Это они имеют право на самоопределение. Что же касается стран Евросоюза, там железобетонно прописано, что ЕС целиком и полностью выступает за территориальную целостность, и никакого поползновения в сторону сепаратизма быть не может. Я думаю, что это твердая позиция ЕС, потому что все мы понимаем, что несколько стран ЕС сидят на своего рода пороховой бочке, связанной с сепаратизмом и желанием наиболее экономически сильных частей этих стран отделиться. 

То есть Косово не может быть прецедентом?

Чичин: Косово – это прецедент двойной морали Евросоюза, когда выйти из состава Сербии можно и даже прекрасно, а выйти из состава проевропейской Испании уже нельзя. Хотя каталонцы не ставят вопрос о немедленном выходе. Они всего лишь просят дать им возможность 1 октября провести голосование по поводу того, как они относятся к выходу, то есть узнать собственное мнение о себе самих. Это вполне законная инициатива, но она оказывается непозволительной, когда речь идет не о Косово, а об Испании. То же самое было бы и в отношении Бельгии, Италии, Германии.

Почему бы Мадриду не разрешить проведение референдума и не узнать настроение каталонцев? Ведь с выходом из Испании автономия понесет колоссальные экономические убытки, перестанет быть частью Евросоюза. 

Чичин: Да, наверное, перестанут, потому что надежд на то, что Евросоюз признает Каталонию сразу, маловато. Но в дальнейшем признал бы, если бы случился выход региона. Все же это были бы временные трудности, как сейчас Великобритания рассчитывает на то, что через несколько лет после Brexit это будет не существенно. Каталония живо поддерживала Brexit, так как ей важен был этот прецедент. Каталонцы надеются, что они восстановятся, так как это самая развитая часть Испании. И нынешний руководитель Каталонии Карлес Пучдемон на встрече с предпринимателями получил их одобрение, потому что они также понимают, что это временные трудности. Они побаиваются, но они верят, что восстановят дух предпринимательства, который каталонцам присущ, и, так как налажены связи, они выведут Каталонию на нормальное стабильное развитие. 

Сейчас дело ограничивается митингами и демонстрациями, а может дойти до вооруженного конфликта?

Чичин: Буквально вчера были испорчены внедорожники людей, которые проводили обыски в министерстве, и им просто не давали их проводить. Зачинщики были задержаны. И сегодня тем людям нехотя помогали выходить из здания сотрудники региональной, внутренней полиции Каталонии Los Mossos, начальник которой проводит тихий саботаж. Он должен подчиняться Мадриду, но в то же время поддерживает жителей Каталонии. И тем не менее, он должен делать какие-то вещи, чтобы не довести ситуацию до осложнения. 

Августовский путч 26 лет спустя

В последнее время в Европе усиливаются тенденции к самоопределению. Помимо Каталонии, разговоры о независимости идут в Шотландии, Северной Италии, в Бельгии и ряде других стран. Почему так происходит, и что не устраивает их жителей?

Чичин: Шотландия – это исторические корни, связаны еще с Елизаветой I. Что касается Италии, что северная лига мечтает создать сильный Север со столицей в Милане, чтобы не кормить бедный Юг. На самом деле все это игра в долгую, и никто не знает, когда это закончится. Если это Бельгия, то есть северные фломандцы, которые кормят южных валонцев, и эта картина тоже не может радовать фломандцев. Так и Каталония не собирается делиться с бедняками Андалусии – самой большой и бедной автономии Испании. Остальные регионы тоже бедноваты по сравнению с Каталонией. Я думаю, что когда-нибудь и Бавария надумает поступить также. Но в конституциях этих стран есть статья, которая позволяет вводить внешнее управление и прекращать полномочия автономии. 

Как через несколько десятилетий будет выглядеть карта Европы с учетом нарастающих сепаратистских настроений, миграционного кризиса и других проблем Старого Света? 

Чичин: Миграционный кризис может внести свои коррективы. Это вопрос может сдвинуть к позиции «спасайся, кто может». Если случится поток мигрантов, то ситуация во многих странах Европы осложнится, и курс сепаратизма будет в ряде стран нарастать.