Приставы не помогут: житель Подмосковья похитил ребенка у матери

18:54 10/09/2017

Людмила Словохотнова пытается вернуть сына второй год подряд. Несмотря на решение суда, сделать это ей до сих пор не удалось. О том, как чиновники отмахиваются от женщины, узнала корреспондент «МИР 24» Ксения Крихели.

Все попытки Людмилы встретиться с бабушкой ее ребенка Натальей Ивановной, у которой живет ребенок, проходят со скандалом и криками.

Своего сына Богдана женщина не видела больше двух лет. Его похитил ее бывший гражданский супруг Виталий Егоров. Сделал это он прямо во время прогулки в парке вместе с коляской. С тех пор идут только бесконечные угрозы, замки, высокие заборы. Отчим тоже отказывается обсуждать поведение приемного сына.

История Людмилы Словохотновой банальна. Познакомились в интернете, встретились, жили вместе. Появился Богдан. А потом пошли побои, унижения, угрозы.

«Я сказала, ты знаешь, ты нам тоже не нужен. У меня есть прекрасный сынуля, и мы с ним вдвоем прекрасно без тебя проживем. Это был переломный момент, потому что после этого он уже вцепился в ребенка мертвой хваткой», - рассказала мать.

Синдром третьей четверти

Уже больше года Егоров меняет адреса, не отвечает на звонки, не открывает двери. Так что единственное, чем сейчас располагает Людмила, это решение суда. А суд на ее стороне. В постановлении говорится «обязать Егорова Виталия Евгеньевича передать несовершеннолетнего ребенка Егорова Богдана Витальевича матери Словохотновой Людмиле Николаевне». Оно вступило в законную силу 6 июня 2016 года.

Но пока закон, говорит женщина, исполняется только на бумаге. Ее жизнь стала бесконечным хождением по инстанциям. Так, в опеке города Чехова заявляют, что не собираются выезжать по каждому заявлению, которое к ним поступает. В полиции прямо намекают, что просто составят отписку по жалобе.

«Вам будет ответ направлен, знаете какой? Что нельзя привлечь, в виду того, что не установлено его местонахождение», - рассказала инспектор по делам несовершеннолетних УВД Чеховского района Московской области Мария Абалакова.

Людмилу отправляют к судебным приставам. Мол, это они должны заниматься розыском трехлетнего Богдана. Но и отсюда женщина всякий раз уходит без ответа. Хотя начальник службы и утверждает, что они делают все возможное.

Мы направили письмо в Федеральную службу судебных приставов, с просьбой разъяснить ситуацию. В интервью нам отказали, но прислали ответ, из которого следует - делают все, что могут.

«В рамках данного исполнительного производства приставами определено место проживания должника. Регулярно осуществляются выходы по адресу указанному в исполнительном документе и опрос соседей», - говорится в ответе.

Бывший судебный пристав, эксперт в области судебных взысканий Александр Уваров уверен, что и это более чем формальный ответ.

«В данном письме не указана дата выхода на территорию судебного пристава, ни действия которые он там провел. Был ли уведомлен должник о том, что возбуждено исполнительное производство, были ли взяты объяснения с должника, почему он не исполняет данное решение», - перечислил он недостатки официального ответа.

Рак - не приговор

Зато очень оперативно в редакцию позвонил представитель Виталия Егорова Андрей Голицын, назвавший себя адвокатом. Он предложил заплатить ему миллион рублей за интервью и пригрозил подать в суд на телекомпанию, если сюжет выйдет в эфир. А еще добавил, что Людмиле Словохотновой доверить ребенка нельзя, потому что она больна туберкулезом.

Своей болезни Людмила не скрывает: действительно какое-то время назад врачи поставили ей диагноз туберкулез. Однако в настоящее время ее диагноз: клиническое излечение туберкулеза легких с малыми остаточными изменениями. Другими словами, лечение ей не требуется, и опасности для окружающих она не представляет.

«Она может находиться с ребенком в тесном контакте и вести обыкновенный образ жизни, как любой нормальный человек. Никаких ограничений к этому нет», - прокомментировал диагноз заместитель главного врача ГБУЗ «Московский городской научно-практический центр борьбы с туберкулезом» Михаил Синицын.

Теперь, говорит сама Людмила, хватило бы сил на дальнейшие поиски ребенка. А надежда есть: на днях Мещанский суд Москвы постановил присудить женщине 50 тыс. рублей компенсации за моральный вред, нанесенный судебными приставами своим бездействием в поисках ее трехлетнего сына Богдана.

Ксения Крихели
comments powered by HyperComments