От реанимации до моря: как спасают жизни детенышей морских котиков

00:00 22/07/2017
От реанимации до моря: как спасают жизни детенышей морских котиков
ФОТО : МТРК «МИР» / Екатерина Дегтерева

В конце июля на берегу Северного моря в голландском городе Нордвейк дайверы нашли детеныша морского котика, страдающего редкой формой альбинизма. Тюлененка отправили в Центр морских котиков «Mr. Seal», ветеринары которого констатировали редкую форму заболевания: несмотря на то, что глаза у млекопитающего красные, шерсть не полностью окрашена в белый цвет. Кроме того, тюлененок не может самостоятельно питаться и  чтобы выжить, детенышу нужна реанимация и интенсивная терапия в течение нескольких месяцев. Только после этого его можно выпустить в бассейн, а потом и в открытое море.

Таких историй в голландском Центре морских котиков за семь лет работы уже тысячи. Одни млекопитающие потеряли своих матерей еще в младенчестве, другие страдают глазными и ушными инфекциями, не могут самостоятельно питаться или передвигаться. Кто-то умирает по дороге в реабилитационный центр, кто-то во время первоначальных анализов и взвешивания, но если котики выжили в боксах интенсивной терапии хотя бы один день, то есть 100% уверенность в том, что через несколько месяцев они снова окажутся в море.

Корреспондент «МИР 24» посетила Центр морских котиков в  городе Питербюрен и узнала, как ветеринарам и волонтерам удается творить настоящие чудеса, спасая жизни беспомощных  и больных тюленят.

[object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object]

«Не было ни одного случая, чтобы тюлененок погиб после нескольких дней реабилитации. Иногда они умирают, когда их перевозят, иногда во время первичного осмотра, некоторые чрезвычайно слабы. Но если они успели полежать в боксах интенсивной терапии, то есть уверенность, что дальше они пойдут на поправку.  Некоторым нужна долгая интенсивная терапия, например, несколько месяцев, другим – достаточно двух недель. После этого мы отпускаем их в бассейны, где они успевают немного привыкнуть к естественной среде. Мы не устраиваем зоопарк или шоу  и не хотим, чтобы тюленята привыкали к людям. Поэтому, как только становится возможно, мы сразу их отпускаем в море. В целом никто не находится здесь дольше 4-5 месяцев», – рассказала сотрудница центра Шарон.

Меня ведут в комнату, в которой оказываются тюленята сразу после прибытия в центр.  Здесь млекопитающих взвешивают, потом кладут на полотенце и берут кровь на анализы, измеряют температуру тела, проверяют глаза и уши.  Чтобы узнать, в порядке ли пищеварительная система, им дают небольшие кусочки рыб, некоторых малышей тошнит, это значит что им нужно срочно в бокс интенсивной терапии.

[object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object]

Таких в центре несколько. Некоторые посетители могут увидеть своими глазами: тюленята там хоть и болеют, но уже идут на поправку. Мне же показывают те, что скрыты от глаз посетителей.

«Здесь находятся особо больные детеныши. Им сложно дышать, передвигаться, большую часть времени они просто лежат, внутрь можно заходить только ветеринарам», – продолжает Шарон.

Помимо интенсивной терапии,  в «Mr.Seal», есть настоящая реанимация.  Иногда у котиков случаются приступы, и за их жизни приходится биться часами.

[object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object]

Совмещать деятельность госпиталя и научно-развлекательного центра порой совсем не просто, но делать нечего, центру нужны деньги, а голландское правительство никакое финансирование на этот проект не выделяет.

«Одно время мы получали небольшую помощь от государства, но сейчас ничего нет. Существуем мы за счет посетителей, поэтому приходится постоянно что-то придумывать, чтобы понравилось людям и не нанесло вреда котикам. К счастью,  нам помогают благотворители, есть люди, которые оставляют деньги в качестве наследства после смерти. Большая часть сотрудников – это волонтеры.  Из постоянных сотрудников – ветеринары и дайверы», – говорит Шарон.

Сама система работы «Mr. Seal» устроена весьма интересно. При центре работает школа дайвинга, которая тоже приносит свой доход, а ученики школы помогают искать морских котиков. Вместе с ними работают волонтеры, которые следят за естественной средой.

«Порой, чтобы выяснить, что детеныш остался без матери, нужно потратить порядка восьми часов на берегу, только наблюдая, за тем приплывет ли она на берег за тюлененком. Конечно, иногда все становится ясно быстрее: когда малыш слишком худой или у него сильная глазная инфекция – это значит, что он остался один», – добавляет сотрудница центра.

[object Object],[object Object],[object Object]

Помимо школы дайвинга, Mr.Seal организует студенческую практику. Среди волонтеров много иностранцев, которым выгодно жить рядом с центром, поэтому они оплачивают проживание в местном кампусе, прибыль  от которого тоже идет на содержание котиков. Однако, несмотря на все это, денег на содержание порой не хватает.

«Самое сложное сейчас – это содержание бассейнов- комнат для особо больных котиков, которых мы не можем даже после интенсивной терапии показывать посетителям. Сейчас у нас три такие комнаты и на содержание каждой нужно три тысячи евро в месяц», – жалуется Шарон.

Рыбу, оказывается, тоже чаще всего приходится покупать — при таком количестве животных в центре нужны тонны рыбы. Кухня полностью стерильная: подходить к столам и посуде можно только в специальной одежде и обуви, все остальные не могут дотрагиваться до предметов, связанных с питанием.

Пожалуй, кормление – как раз самая зрелищная часть для посетителей. Но и тут не все так просто.  Перед каждым кормлением приходится выяснять, кто из котиков может, есть самостоятельно, а кто нет.  Например, детеныши с больными глазами не заметят рыбу так быстро, как более здоровые собратья, поэтому перед каждым приемом пищи млекопитающих приходится разделять.

[object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object][object Object],[object Object],[object Object]

В начале очередь тех, кто не может есть сам. Для этого всех котиков выгоняют из бассейна, с помощью специальных решеток. Часто они сопротивляются. Лишь после того, как в бассейне остались животные, которых надо кормить, волонтеры опускают рыбу  на воду, создавая видимость, будто она плывет, и ни в коем случае не задействуя руки, иначе у млекопитающих сложится неправильное представление о естественной среде. Котик должен подплыть к рыбе сам. В целом процесс кормления выглядит трудоемким.

В выставочной части центра много макетов и информации, есть свой кинотеатр и нестандартные предложения по спасению окружающей среды от студентов – экологов, экономистов и даже дизайнеров. Например, Джулия, изучающая моду в Академии Роттердама, создала модель платья из рыбацкой сети и ракушек.

Есть и совсем необычные экспонаты. Например,  скелет большого моржа, которого выбросило на берег несколько десятков лет назад. У него не было передних бивней, но ему так же с помощью ветеринаров удалось спасти жизнь, правда в искусственной среде.

В первую очередь сотрудники центра стараются сохранить здоровье морских котиков, так как уверены: здоровые млекопитающие – здоровое море, а здоровое море – это здоровые люди.

Екатерина Дегтерева
comments powered by HyperComments