Хабаровские живодерки: какие уроки извлечет общество

16:32 25/08/2017
ФОТО : Mir24.tv / Алан Кациев

Суд огласил приговор хабаровским живодеркам, их отправили в колонию. Они надеялись на гуманность. И в последнем слове просили не лишать их свободы. Хотя собственной жестокостью шокировали всех. Отбывать наказание живодеры будут в колонии общего режима. Станет ли вынесенный приговор уроком для прочих зоосадистов? Этот вопрос обсудили в эфире телеканала «МИР 24» с врачом - психиатром, директором научного центра персонализированной психиатрии - Надеждой Соловьевой

- Насколько справедливо решение суда?

Надежда Соловьева: Как минимум, наказание эти девочки заслуживают. Вопрос сроков – это вопрос к законодательству. Я считают, что это серьезное преступление. Лишать свободы – это справедливо.

- Психиатрическую экспертизу проводили, она показала, что девушки вменяемы. Хотя известно, что Алена Савченко ранее несколько раз лежала в психиатрической больнице. Вырастила Алену бабушку, маму лишили родительских прав за алкоголизм. У второй девушки папа-летчик. Семьи абсолютно разные, при этом склонности к зоосадизму - общие. Откуда берутся признаки к зоосадизму? Это воспитывается окружением? Передается по наследству? 

Надежда Соловьева: Прежде всего, конечно же, есть и некоторые генетические факторы, которые предрасполагают к нестабильному поведению, к нестабильной психике. Но тем не менее такие люди, совершающие преступления воспитываются окружением. И очень важен период воспитания в подростковом возрасте, когда идет становление личности в социуме. И когда подростки начинают группироваться между собой, у них идет период отвержения тех ценностей, которые им были привиты в семье, то есть это нормальный период взросления.

Но эти подростковые новые ценности, если в этот момент фиксируются ценности с элементами преступления, садизма, то конечно же, они могут оказать ключевую роль для развития личности. Особенно, если это личность изначально с расстройством – так называемая, ядерная психопатия. Ядерное расстройство личности, которое имеет определенные генетические проблемы, но они могут сработать, а могу и нет. Это комплекс, поэтому психосоциальные факторы, этнокультуральные факторы – они играют огромное значение. Эти законы, которые есть в обществе, те морально-нравственные ценности, в которых воспитываются люди, они ключевые.

- Если бы хабаровские живодерки остались безнаказанными, насколько велик шанс того, что рано или поздно они бы дошли до убийства людей? 

Надежда Соловьева: Говорить об убийстве я бы так априори не стала, но шанс увеличивается в случае безнаказанности. То есть в любом случае, эти девочки, скорее всего, продолжали бы издеваться над кем-то. Может быть, бы это были семейные тираны или тираны на работе, или в каком-то окружении. 

- То есть любая патология сродни наркомании? Каждый раз требуется все больше насилия над кем-то. Чем дальше, тем больше?

Надежда Соловьева: Не совсем. Есть определенные формы расстройств, когда нужно все больше и больше. Есть формы расстройств личности, когда нужно просто подкрепление, когда нужна эмоциональная подпитка. Это может наоборот с возрастом некоторое снижение потребности, потому что подростковый период – это пик эмоций. И с возрастом эмоциональность немного стабилизируется и тогда может и не быть желания совершать такие поступки. 

- Если родители замечают, что ребенок дома или во дворе мучает кошку или собаку, начинает над ними издеваться, для родителей это сигнал? Что делать? 

Надежда Соловьева: Конечно сигнал. Во-первых, обязательно корректировать воспитательные меры психолого-педагогическими мерами. И в случае, если это не помогает, обращаться к психиатрам.

Есть триада, которая может взрастить преступников, - это издевательство над животными, стремление к поджогам и энурез (недержание мочеиспускания). Это органическая неполноценность. У многих людей с преступными наклонностями до 3-х, до 4-х лет не смог сформироваться нормальный акт мочеиспускания, поскольку сложности контроля коры головного мозга над организмом. Это все-таки некоторая органическая симптоматика, некоторая биологическая составляющая ущербности личности, которая проявляется и в этом малом. Возбуждение головного мозга больше, чем торможение головного мозга. И контроль торможения нарушен из-за этого возникают проблемы в поведении. 

- Это лечится? 

Надежда Соловьева: Вот как раз с лечением очень большие сложности. Медикаментозно склонность к садизму не лечится, к сожалению. Существует перевоспитание, психосоциальные, психотерапевтические методики лечения. 

- Есть люди, которые скрывают склонность к зоосадизму. История с хабаровскими живодерками может стать спусковым крючком и выпустить у людей этого демона на свободу, который сидел внутри? 

Надежда Соловьева: Скорее наоборот – загонит глубже и не даст выйти. Опасения наказания существуют.

- Какие уроки должны быть извлечены из истории с хабаровскими живодерками? 

Надежда Соловьева: Неминуемость наказания должна быть для людей, которые предрасположены к расстройствам личности и к нарушению поведения, к нарушению черты закона. Для них черта закона должна быть четко прорисована. Для этого законы должны быть и, в том числе нельзя проходить мимо, нельзя быть равнодушными, если вы видите, что над кем-то более слабым издеваются.

Напомним, Алена Савченко и Алина Орлова, по данным следствия, с июня по август 2016 года систематически калечили и убивали животных. Свои зверства они записывали на видео и выкладывали в соцсетях. Случившееся вызвало большой общественный резонанс. На хабаровских живодерок завели уголовное дело. Следствие установило 15 случаев убийства животных. Кроме того, девушек и их друга Виктора Смышлеева уличили и в других противоправных действиях. Дело «живодерок» состоит из 29 томов.

В итоге Алена Савченко получила 4 года и 3 месяца колонии общего режима, Алина Орлова - 3 года и 10 дней. Их сообщнику Виктору Смышлееву суд назначил 3 года заключения. Также девушкам придется выплатить по 10 тысяч рублей в счет возмещения морального ущерба одной из потерпевших.

comments powered by HyperComments