В деле о сгоревшей московской типографии поставлена точка

13:09 20/08/2017

На этой неделе был оглашен приговор Сергею Москвину и Антону Яцкову – гендиректору и главному инженеру московской типографии, в которой во время пожара погибли 17 работниц. Корреспондент телеканала «МИР 24» Максим Красоткин вспомнил подробности страшной трагедии. 

Судья сначала записывала, потом зачитывала показания каждого из нескольких десятков свидетелей, поэтому оглашать приговор начали лишь часа через два после закрытия суда. 

На скамье подсудимых гендиректор и главный инженер типографии. Руководитель Сергей Москвин внешне спокоен. Еще в ходе следствия он признал вину и сам начал выплачивать компенсации пострадавшим. Прокурор просил для него четыре с половиной года тюрьмы, суд дал два года и шесть месяцев. Его партнеру Антону Яцкову – три и шесть. Тот виновным себя не считает, да и смягчающих обстоятельств у него оказалось меньше. Оттого и срок больше. Оба будут отбывать наказание в колонии-поселении. Кроме того, им запретили в течении двух с половиной лет занимать должности, связанные с пожарной безопасностью. 

Около восьми утра в здании типографии на севере-востоке Москвы была пересменка, поэтому в раздевалке на четвертом этаже находилось много работниц. В пристройке на первом этаже, как потом выяснилось, из-за неисправного светильника, загорелась бумага, краска и растворители. Кроме того, на складе руководство фирмы хранило резину от личных авто. Огонь и едкий дым по шахте лифта быстро достигли четвертого этажа.

«У меня жена там! Все, мертвая! У меня трое детей остались, что я им скажу?», – говорит муж одной из погибших работниц.

У кого-то это был первый рабочий день, поэтому в здании не ориентировались, кто-то возможно просто растерялся. И это замешательство стоило роковым. 

«Вот почему? Всем сказали, я вышла, а они остались. Вот как вам ответить? Не знаю», – сказала брошюровщица Наталья Орлова. 

Большинство погибших – граждане Кыргызстана. Жертв могло быть и больше, если бы не Юрий Лугвин. Он  вынес из огня четверых девушек. Уже после его пригласили в Бишкек и встретили как героя. 

«Я на балкон вышел покурить. Было утро, и я сутки не спал, хотел уже спать ложиться, но туда побежал. Действовал сразу, не думая», – вспоминает Лугвин. 

Типография существовала 13 лет и все эти годы успешно проходила проверки. А после трагедии выяснилось, что пожарный вход там был закрыт, а склад, где возникло возгорание, завален горючими предметами. 

Максим Красоткин
comments powered by HyperComments