Юрист: Дело Мамаева не должно было рассматриваться как уголовное

15:41 19/07/2017

Тимирязевский районный суд Москвы на выездном заседании в СИЗО «Матросская Тишина» освободил из-под стражи под подписку о невыезде осужденного за разбой инвалида первой группы Антона Мамаева.

Юрист Екатерина Нечаева в эфире телеканала «МИР 24» рассказала, насколько закономерен такой приговор.

Нечаева: Речь идет о законности. Насколько мне известно, изначально был подписан гражданско-правовой договор, то есть заключалась сделка купли-продажи мотороллера. В данном случае правоохранительные органы при принятии заявления должны были учесть этот факт, а также состояние обвиняемого, а теперь уже осужденного. Они могли переквалифицировать преступление на гражданско-правовую сделку и порекомендовать обратиться в суд для взыскания денежных средств, но никак не переводить данное деяние в уголовное преступление. 

А что будет, если апелляционная инстанция признает приговор законным? Мамаева могут отправить опять за решетку?

Нечаева: Да, его могут снова отправить за решетку. В данном случае он может отбывать наказание в медицинском учреждении, его могут туда перевести по состоянию здоровья в период отбытия наказания, либо он может просить условно-досрочное освобождение по своей болезни. Опять будет назначена медицинская комиссия, а после суд будет решать, может ли он быть условно-досрочно освобожденным. 

Задумал кражу - вышла лажа

Как вообще с таким диагнозом - атрофия всех мышц - можно лишать человека свободы? Ведь в СИЗО сиделки не предусмотрены?

Нечаева: К сожалению, в законодательстве есть ряд пробелов, поэтому требуются реформы. В данном случае 162-я статья «Разбой» является тяжким преступлением, поэтому условное наказание не предусмотрено, поэтому только реальный срок лишения свободы. Перечень заболеваний не включает в себя заболевание, которое есть у осужденного. 

Тогда как его сейчас освободили?

Нечаева: Подписка о невыезде - это мера пресечения, и заболевание является одним из оснований для применения этой меры.

А до этого бывали такие случаи, чтобы в России стали задумываться о реформах?

Нечаева: Случаи бывали, но такого резонанса ранее не возникало. 

Давайте поговорим об обстоятельствах этого странного уголовного дела. Из приговора суда следует, что 18-килограммовый беспомощный человек в инвалидном кресле отобрал мотороллер у двух взрослых мужчин, один из которых прежде служил в спецназе. Лично вы верите в то, что все было именно так? 

Нечаева: По 162-й статье требуется, чтобы преступление было совершено с учетом нападения и насилия, либо с угрозой насилия. Конечно, 18-килограммовый человек вряд ли сможет применить насилие. Так как он прикован к инвалидной коляске, он не может довести свои угрозы до логического завершения. Поэтому тот, кому он угрожает, может просто покинуть место. Вся информация, которой мы располагаем, поступила из СМИ, и мы не видели всех аспектов данного дела. 

Кстати, ни ножа, ни пистолета следователи так и не нашли. Бывший спецназовец заявил, что слышал звуки, похожие на передергивание затвора, а оружие якобы видел второй потерпевший. Неужели таких показаний достаточно, чтобы осудить инвалида за разбой? 

Нечаева: Естественно, должно было быть найдено орудие преступления. Одних только слов недостаточно. Тем более на видеоматериалах, которые мы видим в открытых источниках, нет никакого орудия преступления, звукозаписи там нет. Кроме того, если изначально заключен гражданско-правовой договор, то изначально правоохранители могли отказать в возбуждении уголовного дела. Тогда это дело могло оказаться в суде по статье 179 Гражданского кодекса. Данная сделка могла быть отменена судом, а с инвалида взысканы средства.

Суд над мясником из Минска

Почему же так не случилось?

Нечаева: К сожалению, сложно сказать, почему наша система поступила таким образом. Очень сложно ответить на данный вопрос, потому что до конца неизвестны все обстоятельства дела. Официальные материалы нигде не были представлены, может быть, есть какие-то тонкости и нюансы, о которых мы просто не знаем. 

А что будет с якобы подельником и сиделкой Антона Мамаева - Василием, осужденным на три года? 

Нечаева: В данном случае суд рассматривает деяния каждого в отдельности, кто совершал преступление. Если апелляционный суд пересмотрит договор по поводу Мамаева, то это никак не коснется других участников.

Каковы шансы на отмену приговора и полное оправдание не только Антона Мамаева, но и его помощника Василия Сероштанова?

Нечаева: Все будет зависеть от доказательств и тех ошибок, которые были допущены судом при вынесении приговора. Если таковые будут найдены, то шансы достаточно велики. Надежда есть. 

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments