«Группы смерти» довели до тюрьмы

11:58 19/07/2017

Тобольский районный суд Тюменской области вынес приговор администратору так называемой «группы смерти» Филиппу Будейкину, известному под псевдонимом Филипп Лис, - он получил три года и четыре месяца колонии-поселения, сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-секретаря Санкт-Петербургского городского суда Дарью Лебедеву.

По словам Лебедевой, Будейкин признал свою вину и раскаялся в содеянном. Уголовное дело рассматривалось по месту совершения преступления.

В июне этого года следствие в Петербурге завершило расследование по делу Будейкина. Ему было предъявлено обвинение по двум статьям - статье 110 и части 3 статьи 30, статье 110 УК РФ. По версии следствия, в мае-апреле 2016 года в Москве и Подмосковье администратор «группы смерти» в социальной сети «ВКонтакте» склонял подростков к совершению самоубийства. Одной из его потенциальных жертв была 15-летняя школьница из Астрахани. Однако сотрудникам правоохранительных органов удалось убедить ее отказаться от суицида. Еще одна школьница из Тюменской области также пыталась покончить с собой, она была спасена медиками.

Будейкин был задержан в ноябре прошлого года в Подмосковье.

Всего следователи установили 15 случаев, когда подростки, состоявшие в «группах смерти», покончили с собой. Кроме России, эта проблема коснулась и ряд стран СНГ. Такие случаи были зарегистрированы в Казахстане, Кыргызстане и Молдове.

Российский президент Владимир Путин потребовал ужесточить наказание за склонение детей к самоубийству. В июне была введена уголовная ответственность за создание «групп смерти» и вовлечение в них подростков. Наказание в совокупности - до 12 лет. 

Каким должно быть наказание для кураторов «групп смерти» в соцсетях, и поможет ли этот шаг остановить игры подростков со смертью - в студии телеканала «МИР 24» рассказал психолог Михаил Хорс.

- Михаил, на ваш взгляд, 12 лет для кукловодов, играющих в социальных сетях жизнями подростков, достаточно?

М.Х.: Думаю, это справедливое наказание. Сроки за убийство примерно такие же.

- Принятие подобного закона остановит игры со смертью?

М.Х.: Конечно. Только часть организаторов «групп смерти» - психопаты, которые таким образом получают удовлетворение. Есть и те, кто дублирует их поведение. Это могут быть даже подростки, которые организовывают «группы смерти», чтобы последовать некоему тренду. Как раз для таких последователей перспектива сурового наказания станет серьезным сдерживающим фактором. Таких групп станет гораздо меньше.

- Главное еще, чтобы вслед за принятием закона было его исполнение.

М.Х.: Общественность готова к тому, чтобы было это наказание. Общественность сейчас разогрета этой темой. Уже год об этом говорим.

- На самом деле механизм-то достаточно простой: для подростка, вступившего в «группу смерти», все начинается как обычный компьютерный квест. Ему дают задания: сделать селфи с кем-то, изменить прическу, потом что-то более серьезное - порезать руку и выложить фотографию, изобразить суицид в прямом эфире. А финальное задание - реальное самоубийство. А если подросток отказывается, начинают приходить сообщения с угрозами. Вообще почему подростки начинают в это играть?

М.Х.: Это две группы подростков. Первая - ребята, которые попали в какую-то трудную жизненную ситуацию или которые чувствуют подростковую депрессию, условно говоря, не первый месяц и не первый год, и они пытаются найти группу людей, где их поймут. То есть они пытаются пойти туда, где есть люди с похожими проблемами. По сути это часть подростков, которые пытаются получить помощь. И вот здесь абсолютно четко видна недоработка родителей, недоработка школы, потому что подростки, которые идут получать помощь в соцсети, в суицидальную группу, могли бы получить помощь в том социуме, где они живут.

- Мне казалось, что в эти группы идут подростки, у которых избыток свободного времени, которые не загружены какими-то делами, у которых нет увлечений...

М.Х.: Это вторая группа - те, кто не дозагружен в реальной жизни. В социальные сети уходят те подростки, которые не загружены кружками, учебой, общением с родителями опять же. Сейчас многие говорят об ответственности организаторов этих групп. Я еще поговорил бы об ответственности и родителей, и площадок, которые предоставляют место для этих групп.

Как рассказать детям о сексе?

- Как родители могут понять, что их ребенок попал в «группу смерти»?

М.Х.: Это ребенок, который стал хуже спать, хуже социализироваться, меньше общаться. Это ребенок, чье поведение ведет его туда, в компьютер. То есть если ребенок был общительным и вдруг стал менее общительным, на это стоит обратить внимание. Если ребенок стал хуже спать, бродит по ночам и у него пикает телефон, на это надо обратить внимание.

- Сейчас многие подростки с раннего возраста находятся в виртуальном мире - в социальных сетях, в компьютере, в своем смартфоне.

М.Х.: Даже дело не в том, что подростки, сейчас детям дают смартфоны или планшеты, чтобы они не плакали. Чтобы не отвлекали родителей от их жизни. Ко мне иногда приводят подростков и говорят: вы скажите ему, чтобы он не играл в компьютерные игры, не курил или не употреблял алкоголь. Я говорю: хорошо, я скажу, но вы, пожалуйста, посидите на этих сеансах или тоже походите на терапию, потому что поведение ребенка является отражением вашего поведения. В большинстве случаев родители говорят: нет, вот с ним работаете, а мне некогда.

- А что делать в этой ситуации?

М.Х.: Я наказывал бы родителей, правда, наказывал бы. 

- Сажать родителей? Тогда ребенок останется вообще один.

М.Х.: Нет. Если ребенок дошел до самоубийства, если его кто-то довел до самоубийства, надо наказать родителей. Они, конечно, и так наказаны, но это будет профилактикой. Тогда родитель, вместо того чтобы смотреть телевизор или ложиться спать, заглянет через плечо ребенка и посмотрит, кто ему что пишет.

- А если родитель заглянул через плечо, увидел, понял, что что-то не так, что делать?

М.Х.: Если родитель заглянул через плечо ребенка и увидел у него в руке шприц с наркотиком, что делать родителю? 

- То есть отключить интернет, забрать, изолировать...

М.Х.: Отключить, забрать, изолировать, вывести в другой город, к бабушке, нанять психолога или пользоваться государственным и выстраивать отношения. В любом случае надо родителю понимать, что просто так не появляются проблемы. Это следствие семейной проблемы.

- То есть корни в первую очередь надо искать именно в семье?

М.Х.: Конечно. Даже если хорошая девочка, прекрасная семья - не бывает такого, чтобы в прекрасной семье кого-то довели чужие дяди и тети до самоубийства. Могут попробовать довести, но если действительно семья прекрасная, если действительно есть выстроенные отношения с ребенком - значит, родители просто не допустят.

- Но бывает же, что дети нервные...

М.Х.: Бывает. Так об этом известно заранее. Больше внимания надо уделять. Вообще родители подростков совершают две большие ошибки, которые приводят к проблемам с этими подростками. Первая ошибка, когда родители подростков считают своих детей маленькими. А вторая ошибка - когда считают взрослыми.

- Все-таки, на ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы «группы смерти» исчезли совсем?

М.Х.: К сожалению, это сделать невозможно, я думаю. Все равно больные люди будут создавать эти группы. А наша задача - задача родителей и общества - выстраивать отношения с детьми так, чтобы они туда не залезали. 

- То есть больше внимания обращать на своих детей.

М.Х.: Конечно. 

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

comments powered by HyperComments