Ушел Даниил Гранин. Писатель, ученый, фронтовик, антисталинист

20:02 09/07/2017
ФОТО : ТАСС / Петр Ковалев

Россияне переосмысливают события прошлого века. И снова в центре - фигура Иосифа Сталина, который до сих пор «живее всех живых», хотя после похорон вождя прошло 64 года и несколько месяцев. 

Согласно последним данным ВЦИОМ, 43 процента граждан считают, что без сталинских репрессий в стране не возможно было бы сохранить порядок. А 49 процентов уверены, что режим нельзя оправдать. Две полярные точки зрения. Люди разделились практически пополам. Притом что в четверти семей есть родственники, которые были расстреляны или сосланы в лагеря. С каждым годом отношение к Сталину меняется. В 2007 году лишь 18 процентов были уверены, что сталинские репрессии - это «правильный и необходимый шаг советской власти», хотя в борьбе с врагами народа и допускались перегибы. 18 процентов 10 лет назад против 43 процентов сегодня. 

Об этой эпохе много писал и говорил Даниил Гранин. Знаменитого писателя, автора «Иду на грозу», «Искателей», «Записок блокадного Ленинграда» не стало на 99-м году жизни. С ним простились в субботу под залпы воинского салюта. Гранин никогда особо не скрывал своего отношения к репрессиям, лагерям, расстрелам и к самому Сталину. Между фамилией вождя и словом «страх» он ставил знак равенства, сообщает корреспондент «МИР 24» Анастасия Глебова.

Личные агенты Сталина

«Человек, который нашел себя - он счастливый человек. Это не всегда удается, но сами поиски себя уже доставляют удовлетворение. И ты становишься другим. Каждый человек, я уверен, для чего-то предназначен. Он может стать гораздо больше человеком, чем он есть. Сам человек - это чудо, это сокровище природы», - говорил Даниил Гранин на своем последнем публичном выступлении 3 июня 2017 года в Санкт-Петербурге. 

В порядке исключения государственную премию за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности президент России Владимир Путин вручает пожилому писателю не в Кремле, а в Константиновском дворце. Награду Гранин принимал стоя.

«Это человек, заслуживший высочайший моральный авторитет в нашей стране, уважение миллионов людей за свою гражданскую позицию», - подчеркивал тогда президент. 

За свою гражданскую позицию Гранину пришлось выдержать немало. Первое противостояние системе - после публикации повести «Спор через океан», сокрушительная критика - «за преклонение перед Западом», которого, в общем-то, не было. Но было другое - Гранин не боится говорить правду. Ведь уже тогда он понимал то, что скажет позже: «Сталин и страх - синонимы». 

Он появился на свет почти век назад, в селе Волынь Курской губернии. Но родным городом всегда считал Ленинград. Писать тянуло с юности, но чтобы помочь семье, закончив 10 классов школы, все-таки решил стать инженером. После окончания Ленинградского политехнического института, он пришел на Кировский завод. Перед войной предприятие было техническим гигантом и основным поставщиком танков. Здесь Гранин работал учеником инженера, а осенью 1941 года ушел в ополчение. Правда, его отпустили не сразу, так как у сотрудников завода была «бронь». Прошел всю войну до Победы: от ополченца - до командира танковой роты, дважды был ранен.

«Записался в народное ополчение добровольцем. Зачем? Сегодня я даже не знаю, зачем. Это, наверное, была чисто мальчишеская жажда романтики. Как же без меня будет война? Надо обязательно участвовать», - говорил Гранин, выступая в Бундестаге.  

Позже Даниил Гранин признался, что в окопе под Ленинградом его постигло первое и очень глубокое разочарование в Сталине.

«Немцы наступали, в августе они взяли Новгород, в начале сентября были под Ленинградом, уже стояли под Москвой! И началась пора недоумения, безответных вопросов. И страха эти вопросы задать: за «паникерские настроения» - расстрел. А армия все бежала. И оказалось, что мы к войне-то не готовы. Это было так очевидно, что вся ложь газетной пропаганды сразу улетучилась. И защищать Родину пришлось именно грудью - больше нечем было», -сказал он в интервью «Российской Газете» в 2013 году.

Но при этом Гранин все равно оставался писателем советской парадигмы. Настоящую известность ему принес роман «Искатели», опубликованный в 1955 году. Романтика научного поиска, нравственные искания молодых инженеров-изобретателей оказались близки и понятны советским людям, восстанавливавшим страну. Потом были «После свадьбы» и «Иду на грозу».

«Он ввел в русскую литературу инженера. Потому что до Гранина инженера в русской литературе не было. Был крестьянин, был дворянин, был деклассированный интеллигент, как правило, петербургский с топором под мышкой. Но инженера, человека, который работает головой, работает руками, который решает какие-то интеллектуальные задачи, не было», - отметил литературный и кинокритик, переводчик Никита Елисеев.

Его романы оказались зеркалом времени. Герои вставали перед идейным выбором, отстаивали свою гражданскую позицию, учили читателя быть бесстрашным в достижении цели. И это снова вызов сталинскому режиму: «Рабская психология формировалась долго. Понадобился террор, начиная с 20-х годов, надо было высылать людей в Соловки, на Колыму, в Магадан, надо было раскулачить лучших крестьян, сослать их в Сибирь… При тоталитарном режиме в атмосфере страха прожило несколько поколений».

«Он умел говорить об острых вопросах, так что это было даже не заметно. Он умел делать острое не так, что это просто проходило в печать. Это на самом деле почти никогда никого не обижало, а ведь острые вещи всегда обижают. Потому что в нем всегда была эта доброжелательность - главное свойство интеллигента», - подчеркнул директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский.

В конце 70-х Даниил Гранин вместе с белорусским писателем Алесем Адамовичем пять лет  собирал материалы для «Блокадной книги». Правда о цене спасения города оказалась столь страшной, что в Советском Союзе ее отказывались печатать.

«У матери умирает ребенок. Ему три года. Мать кладет труп между окон. Это зима. И каждый день отрезает по кусочку, чтобы кормить дочь. Спасти хотя бы дочь. Дочь не знала подробностей, ей было 12 лет», - говорил Гранин в Бундестаге. 

Уже в России, в 2009 году, режиссер Александр Сокуров снял документальный фильм: петербуржцы - от школьников до известных актеров - читали отрывки из «Блокадной книги».

«Мой лейтенант» - предпоследний роман Гранина, автобиографический. Публика увидела произведение в 2011 году. Как позже признавался автор, эту книгу он писал долго. Найти правильные слова для «своей войны» оказалось очень тяжело: «Я понимаю людей, которые переписывают это прошлое, раскрашивают его всячески: ныне мы остались с очень страшной картиной мира. Это-то и есть самое ужасное: перед нами выжженная земля и трухлявые на ней пни. А почему это так? Потому что в российской истории, увы, совершенно некого любить? Я могу понять людей, любящих Черчилля, — именно по-человечески. В его личности есть пространство человеческого, которое как раз и позволяет как-то себя с ним, реальным, соотнести. Или де Голль, которого я тоже могу полюбить. Но совершенно не представляю, как можно любить Сталина».

Он был очевидцем почти всех трагедий, которые потрясли страну в ХХ веке. Он пережил эти трагедии. Стал символом эпохи, ее совестью. 

comments powered by HyperComments