Аварийная ситуация: что будет с бараками в России?

18:14 02/07/2017
ФОТО : Mir24.tv / Андросова Мария

Сотни тысяч людей в России живут в ветхих домах. К Анастасии Вотинцевой – обитательнице одной из таких квартир – на этой неделе в гости приехал президент Владимир Путин, как и обещал во время «Прямой линии». Как прошла встреча с народом и что теперь будет с бараками по всей стране, узнал корреспондент «МИР 24» Максим Красоткин. 

Этот почерневший от старости барак на рабочей окраине Ижевска последние дни гремел в новостях, не забывая скрипеть от старости. По упоминаниям в СМИ он обошел даже Дом правительства в Москве и Белый дом в Вашингтоне. Всего один звонок президенту и один его визит. На крыльце президента встретила Анастасия Вотинцева. Именно она рассказала во время «Прямой линии» о своей проблеме. Сейчас водит журналистов сюда как на экскурсию.
 
«Прямая линия» еще не закончилась, а сюда уже нагрянули чиновники всех мастей. Чем ближе была дата президентского визита, тем активнее прибивали все, что отваливается. 

«Окно на честном слове держится, не дай бог вывалится. Но его тоже перед приездом президента чем-то снаружи подбили, чтобы оно не выпало», – говорит Анастасия Вотинцева. 

Несносные хрущевки

Вообще, в этом районе к приезду лидера успели сделать то, чего жители добивались годами. Дорогу в поселке Восточный, микрорайоне Ижевска, уже назвали президентской. К приезду главы государства ямы заложили асфальтовой крошкой. Местные говорят: теперь сюда хоть такси ездит. Еще к этому визиту обновили мусорные баки, да поставили подпорки под дровяной сарай, а то он того и гляди грозил обвалиться. 

В эти сараи за растопкой нет-нет, да и наведается Надежда Садриева. Пенсионерка живет в соседнем бараке. В дождливое лето ей только и остается, что топить печь – сушить протекающий дом. С другой стороны от нашумевшего барака – такой же, ничуть не лучше. Его видел президент из окна машины, когда уезжал. Житель дома Вячеслав Варламов каждый день проделывает тот же путь за водой на колонку. «По четыре раза я хожу. Если жена начинает стирать – раз восемь», – уверяет он. 

В конце пятидесятых это было общежитие для рабочих ижевского механического завода. Естественно, временное жилье. И водопровод тут не предусматривался. Спустя десятилетия вода начала литься разве что с потолка. 

«Это больной вопрос у меня. У нас стоял телевизор, но он сгорел, потому что с потолка потекло», – рассказывает Вячеслав Варламов.

Официально о переселении жильцов ижевских бараков не уведомляли, но они верят в слово, данное местными властями президенту. А те, очевидно, тоже. 

Александр Бречалов – исполняющий обязанности главы Удмуртской республики «Не буду говорить вам сейчас. До конца года поручение расселить, мы это поручение выполним. 

Тогда в Ижевске Александр Бречалов, стоя по правую руку от президента, пообещал то же самое. А Владимир Путин вручил Анастасии Вотинцевой путевку в Сочи. У девушки день рождения совпал с визитом главы. Таких как Анастасия по всей стране почти 800 тысяч. По количеству ветхого жилья из регионов лидируют Ингушетия, Дагестан и Тыва. Наименее остро проблема стоит в Адыгее, Петербурге и Москве. 

Но стоит выехать за МКАД и можно найти целые аварийные микрорайоны. Один из примеров – Балашиха в девяти километрах от столицы. Местный разваливающийся дом стоит недалеко от кучинской свалки. О ней говорили на «Прямой линии», а о бараке – нет.
 
«Все отваливается. Зимой все промерзает», – говорит местная жительница Елена Тараканова и показывает пустое окно в общем коридоре. Его разбили не хулиганы – стекла вылетели сами от деформации дома. 
 
Балка, словно стрелка часов, отсчитывает время старому бараку. Не надо быть специалистом, чтобы понять: дом оседает на несколько сантиметров в год. Жильцы каждый раз вынуждены подпиливать дверь в туалет, чтобы закрывалась. А все равно не закрывается. 

Дом этот едва не развалился, но его успели стянуть металлическими стропилами. Разговоры о расселении идут с середины 2000-ых. Тут к обещаниям давно привыкли, как к очереди в туалет и ведру на газовой плите. «Моемся в тазиках. Потому что у нас нет душевых комнат», – отмечает Елена Тараканова.
 
А жильцам барака в соседнем районе повезло больше, у них есть целая ванна на этаж. Правда, на кухне. «Посмотрите, сколько нас здесь семей. Если кто-то пришел с работы ополоснуться, то другой человек в это время сготовить не может. Мы договариваемся: ты пока не готовь, а ты пока не купайся – 21-й век на дворе», – говорит Юрий Фролов. 

Двухэтажный барак довоенной постройки сначала был солдатской казармой. Потом общежитием для рабочих. Скоро, похоже, станет частью исторической застройки, а ремонта так и не увидит. 

А в Карелии врио главы региона недавно вручил ключи счастливым новоселам. Главным образом за срыв программы переселения был снят его предшественник Александр Худилайнен. Поэтому Артур Парфенчиков заходит в гости к каждому. Например, новую квартиру с гордостью показала Ольга Фокина. 
 
Раньше она жила в здании старой больницы. Сейчас заходит сюда забрать то, что осталось. И никакой ностальгии. «Если бы я долго жила, так, может, и было бы грустно. А я недолго тут жила. И вот эти проблемы: вода далеко, утром встанешь, холодно, постоянно надо было печки топить», – вспоминает Ольга Фокина.

Валентина Старикова из Копейска в Челябинской области хорошо помнит войну. В 1941-м ей было девять лет. Но и сейчас в мирное время живет, как при обстреле: то штукатурка с потолка упадет, то часть стены на кровать рухнет.

Этот барак – ровесник самой Валентины Фоминичны. Его строили, как времянку, в 30-х годах прошлого столетия. Вода здесь только холодная, канализации и ванны нет. Холодно. Обогреватель жители не выключают никогда. Зимой дополнительно топят печь. На крошечную пенсию баба Валя покупает дрова и уголь. Хотя раньше ей, как почетному шахтеру Копейска, его выдавали бесплатно. «10 лет как шахту закрыли капитальную. И все, и не стали. Сюда перевели, и я не знаю, где сейчас выписывают даже», – говорит пенсионерка.

Расселить барак хотели еще в 90-х. Жильцов даже освободили от уплаты коммуналки. Но потом про них забыли на пару десятилетий. Документы потерялись. В 2000-ых бараку снова присвоили статус ветхого, жильцам опять стали приходить платежки. Дом поставили в очередь на расселение. Правда, подойдет она до него нескоро. 

«Данное домостроение будет расселено в срок до 1 июня 2021 года. Но если появятся новые муниципальные программы, администрация рассмотрит возможность включения данного домостроения для переселения в срок ранее установленного», – заявил специалист по связям с общественностью администрации Копейского городского округа Николай Балмашнов. 

Сроки зависят от многого, в первую очередь от денег. На них власти покупают переселенцам из бараков новые квартиры. Либо это происходит за счет застройщика, который на месте снесенного дома строит высотку, а часть квартир отдает нуждающимся. Иногда в бюджете нет средств, а чиновники и строители не могут договориться. Впрочем, как показал случай с Ижевском, взаимопонимание и деньги тут же находятся, если на место приезжает глава государства.

Всего в аварийных бараках в стране живут 800 тысяч человек. 


 

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Максим Красоткин
comments powered by HyperComments