Сам в себе режиссер: почерк мастеров российского кино

11:52 28/05/2017
На 89 году жизни скончался режиссер «Кинг Конга»

«Кавказская пленница», «Ирония судьбы», «12 стульев» - эти картины зрители знают почти наизусть. Такие разные, но, тем не менее, всеми любимые фильмы - работа легендарных советских режиссеров. У каждого из них свой уникальный стиль, благодаря которому автора можно узнать, даже не заглядывая в титры. Леонид Гайдай, например, снимал эксцентричные комедии с погонями и трюками, а любимым приемом Эльдара Рязанова были лирические стихи и романсы, напоминает телеканал «МИР 24».

Режиссера Леонида Гайдая называли королем комедии. Его фильмы - это чередование трюков, погонь, драк и прочих каламбуров. Одним словом, эксцентрика, исполненная зачастую в лучших традициях немого кино. Такие бессловесные сцены можно увидеть, например, в «Самогонщиках» и «Приключениях Шурика».

Еще один любимый прием Гайдая - это тарабарщина. Словесная абракадабра из «Кавказской пленницы» и «Бриллиантовой руки» разлетелась на цитаты.

Кино, которое удивит

Не обходился режиссер и без черной кошки. Сцены с этим животным Гайдай снял во многих своих фильмах. Черный кот появился в знаменитой хоррор-сцене из «Бриллиантовой руки», его собрат появляется и в ленте «Иван Васильевич меняет профессию». Говорят, что кошки угольного цвета были для режиссера счастливым талисманом.

Еще один мастер комедии, но только грустной - это Георгий Данелия. Киновед Александр Шпагин поясняет, картины этого мастера не столько смешат, сколько печалят и заставляют задуматься о жизни. Яркий пример - фильм «Тридцать три» с Евгением Леоновым в главной роли.

«Четкий данелиевский сюжет всегда - это мытарство. Мытарство некоего человека, который телепается в каком-то чуждом ему мире. У героя Леонова мытарства по полной программе. Потому что он мучается своим 33-м зубом, который болит и его никто не вырывает, никто не лечит, из него делают супер-героя. А ему это совершенно не нужно», - поясняет киновед Александр Шпагин.

Мучается, пытаясь найти свое место в жизни, и летчик в исполнении Вахтанга Кикабидзе из фильма «Мимино». В «Осеннем марафоне» страдает переводчик Бузыкин, который разрывается между двумя женщинами. Фильмы Данелии - это история о лишнем человеке, которому режиссер подарил возможность познать себя.

В жанре трагикомедии работал и Эльдар Рязанов. Но в отличие от героев Данелии, персонажи его фильмов искали себя не в одиночку, а вместе со своими любимыми.

«У Рязанова герой, как правило, находит половинку. Он может пребывать в первой серии фильма с этой половинкой в неком антагонизме, как в «Иронии судьбы» и в «Вокзале для двоих», но потом они все больше и больше обретают друг друга», - отмечает Шпагин.

Уникальность картин Рязанова - в их камерном формате. Например, действие фильма «Гараж» происходит в одной комнате, а «Иронии судьбы» - в одной квартире. Но все же фирменным стилем режиссера стали лирические отступления в виде стихов, романсов и баллад. Причем не только авторства Цветаевой и Пастернака. «Песенка о погоде», написанная самим Рязановым, вошла в «Служебный роман», а «Мчатся годы-непогоды» исполняют в «Старых клячах».

Еще один народный режиссер - Марк Захаров. Его киномир часто называют театральным. Все потому, что почти все картины сняты в декорациях.

«Стилистика Марка Захарова как театрального режиссера в первую очередь театральная. Его главные работы – «Обыкновенное чудо» и «Тот самый Мюнхгаузен» - это, собственно говоря, театр, это не кино. Марка Захарова зритель может отличить по яркому театральному почерку, по театральности», - отмечает кинокритик Давид Шнейдеров.

Фильмы Захарова - это всегда фантазии и притчи. Полон мистификаций и «Дом, который построил Свифт». Сам Свифт, как и Мюнхгаузен, и Калиостро - сказочник и фантазер. Как тут не вспомнить авантюрного Бендера.

Страсти по «Матильде»

Ни с чем не спутаешь и творчество Никиты Михалкова. В своих фильмах режиссер будто сбегает в прошлое, которое он непременно идеализирует. Даже если это война или революция. Не зря критики называют его певцом утраченного времени. А еще Михалков любит цыган. Они появляются во многих его картинах. В «Сибирском цирюльнике» - на Широкой Масленице, в «Очи черные» - рядом с итальянцем Романо, а в «Утомленные солнцем» цыгане пристают к немецкому солдату.

В основе почерка режиссера - сентиментальная русская душа, характер которой передается уже привычной музыкой Эдуарда Артемьева. Именно по его композициям фильмы Михалкова легко узнаются.
Несмотря на самобытность каждого режиссера, узнать работу по первым кадрам, не изучив все его творчество, едва ли получится.

comments powered by HyperComments