Вся жизнь – игра: Бжезинский оставался в политике до последнего

12:46 27/05/2017

Самый известный идеолог мировой гегемонии США, антикоммунизма и развала Советского Союза Збигнев Бжезинский, умерший 26 мая на 90-м году в Форс-Черч (Вирджиния, США), до конца жизни оставался активным политическим игроком. Лишь один из его многочисленных постов на этом поприще – членство в правлении Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне. Однако жизнь внесла коррективы в мировоззрение прежде стойкого сторонника давления на Россию и ее ослабления: в последние годы он призывал избегать опасной напряженности в отношениях с Москвой, отмечает «МИР 24».

ДОКТОР ПОЛИТОЛОГИИ

О месте рождения Бжезинского достоверных сведений нет. Согласно официальной биографии, он родился 28 марта 1928 года в Варшаве в дворянской семье дипломата Тадеуша Бжезинского. По другим данным – на Украине, в Харькове, в польском консульстве на улице Ольминского, где работали родители. С десятилетнего возраста жил с родителями в Канаде, а затем в США.

В 1950 году закончил курс политологии в Университете Макгилл (Монреаль). Его докторская диссертация была посвящена системе власти в СССР. Докторскую степень получил в Гарвардском университете.

Гражданство США Бжезинскому дали только в 1958 году. Восемь лет спустя он поступил на службу в Госдепартамент. Именно в это время он начинает разрабатывать глобальную стратегию антикоммунизма и американской мировой гегемонии.

«ДАТЬ РУССКИМ СВОЙ ВЬЕТНАМ»

Наибольшего влияния на американскую внешнюю политику его деятельность достигла в период с 1977 по 1981 годы, когда Бжезинский занимал пост советника по национальной безопасности президента США Джимми Картера. Уже тогда его называли одним из авторов вовлечения СССР в войну в Афганистане. Позднее он признавал: «Эта тайная операция была замечательной идеей. В результате русские попались в афганскую ловушку. В тот день, когда Советы официально перешли границу, я написал президенту Картеру: «У нас сейчас есть возможность дать СССР свою войну во Вьетнаме».

Бжезинский был убежденным апологетом мировой гегемонии США и никогда не призывал к двуполярному миру – глобальному равновесию в результате мирного сосуществования двух сверхдержав. Однако его антисоветизм никогда не имел единодушной поддержки в Белом доме. Как отмечает Reuters, его оппонентами, в частности, были двое других приближенных Картера – госсекретарь Кир Вэнс, который настоял на заключении с Москвой Договора об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2), и министр обороны Гарольд Браун, предлагавший заключить двустороннее американо-советское соглашение по сокращению вооружений в Европе.

Ставка на силу подвела Бжезинского в 1981 году, когда исламские фундаменталисты захватили заложников в посольстве США в Тегеране. В Белом доме приняли решение послать в Иран спецназ для их спасения. Как утверждают биографы Бжезинского, эта идея, оказавшаяся провальной, принадлежала именно ему. Уверенность советника Картера в том, что все можно решить силой, и неспособность выпутаться из кризиса в отношениях с Ираном сослужили президенту США плохую службу: в том же году на выборах он проиграл Рональду Рейгану.

НОВАЯ ЭПОХА: СМЕНА ОРИЕНТИРОВ

Бжезинский продолжал активно влиять на внешнюю политику США и после президентства Картера. При Билле Клинтоне он сформировал концепцию расширения НАТО на Восток.

От «ничего не получится» до «сверхдержавы»

Он написал более 30 книг, самая известная из которых – «Великая шахматная доска: господство Америки и ее геостратегические императивы» (1997). В ней говорится о том, что США должны установить контроль над Евразией, поскольку именно в этом залог достижения власти над всем миром. Речь идет о необходимости распространения влияния США на бывшие республики СССР, на Центральную Азию.

Однако в новую эпоху в его концептуальных идеях стало больше рассудительности, чем напора. Так, в 2003 году Бжезинский выступил с критикой введения американских войск в Ирак. А в 2014-м посоветовал не заключать с Киевом военных союзов. По его словам, подобные альянсы могут вызвать опасную напряженность в отношениях с Москвой. «Можете считать это историческим оптимизмом, но я уверен, что сближение России с Западом неизбежно, и в результате этого сближения Россия получит огромную пользу», - заявлял он в 2012 году.

В последние годы в силу возраста Бжезинский уже не был публичной фигурой первой величины, но продолжал активную преподавательскую и консультативную деятельность. Он входил в руководство нескольких фондов и компаний, был ведущим политических программ на телевидении, возглавлял несколько общественных организаций, преподавал в Школе углубленных международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса. Был постоянным членом элитного «Бильдербергского клуба», объединяющего крупнейших политических деятелей, банкиров, руководителей транснациональных корпораций, экономистов и политологов.

comments powered by HyperComments