Главный редактор портала «Грамота.ru» о том, что происходит с русским языком

09:59 26/05/2017

В среду, 24 мая, Россия отмечает День славянской письменности и культуры. Это единственный в России и государственный, и церковный праздник. В этот день церковь чтит память Кирилла и Мефодия, придумавших кириллицу.

Церковная традиция почитания памяти святых Кирилла и Мефодия зародилась в Х веке в Болгарии в знак благодарности за изобретение славянской азбуки, подарившей многим народам возможность читать Евангелие на родном языке. В 1863 году, когда азбуке исполнилась тысяча лет, праздник славянской письменности и культуры впервые с размахом отметили в России. При советской власти праздник отмечать перестали, а заново традиция возродилась уже в 1991 году.

Главный редактор справочно-образовательного портала «Грамота.ру» Владимир Пахомов в эфире «МИР 24» рассказал, что сегодня происходит с русским языком и что его ждет в ближайшем будущем.

Что изменилось в России за 100 лет

Греки из города Салоники создали азбуку для славян. Со времен Кирилла и Мефодия азбука пережила несколько реформ. Сильно изменился и сам язык. Как вы считаете, в этих переменах и есть сила языка, источник его богатства и могущества?

Пахомов: Это фактически два разных языка - современный и тысячелетней давности. Это нормальный ход развития языка. Это происходит постоянно с любым живым языком. Можно не сомневаться, что через тысячу лет для русскоговорящих людей наш с вами современный язык будет совершенно непонятен. То есть здесь такая же разница, как между нашим языком и языком Кирилла и Мефодия.

Но изменения языковая бывают разные. Есть интернет-язык, так называемый олбанский язык - «превед», «красавчег». Это тоже для усилиения языка работает?

Пахомов: Это просто была языковая игра, и ее давно все забыли. Я недавно выступал во Владимире перед школьниками 14-15 лет, 7-8 классы. Я им говорил про этот олбанский язык, и они меня не понимали. Я им говорю: «Вам знакомы слова «превед» и «красавчег»?» Они мне говорят, что не знакомы и просили рассказать об этом подробнее. То есть эта мода ушла, она не в ходу. Мода на олбанский язык была лет 7-8 назад, когда этим школьникам было по пять-семь лет, они просто в интернет еще не ходили. И этого они уже не знают, языковая игра стерлась, наступило время других игр. Например, там всякие «няшки» и «мимимишки», которые потом появились. Лет 10 пройдет, и это забудется, что-то другое появится. Игры с языком свойственны человеку, они и раньше были.

Хорошо, а вот другой пример - тюремная лексика. Например, когда вместо «ошибка» говорят «косяк», вместо «повредить» - «покоцать». С этим как быть?

Пахомов: Здесь эффект снятия табу, когда все было под запретом. Это ведь и мата тоже касается. Когда запреты были сняты, и вся эта лексика хлынула в свободный доступ. Ну маятник качнулся в одну сторону, качнется и в другую, то есть со временем это все тоже изменится, и более употребительными станут другие слова. Ведь известно, что в начале XX века, после революции, огромное количество возникло беспризорников, Гражданская война началась. Как тогда лихорадило русский язык, сколько появилось жаргонных словечек, новых слов, аббревиатур. Наркомпочтель, например. Тогда казалось, что это тоже угрожает языку. Но русский язык это все переварил - что-то осталось, что-то забылось. Почему я вспомнил наркомпочтель. Недавно «Грамота.ру» отвечала на вопрос, что такое почтельработник. У Ильфа и Петрова в «Двенадцати стульях» это слово встречается. Это как раз работник почты и телеграфов. В 30-е годы это слово было употребительным.

Меняется не только разговорный язык, но и литературный. И мне кажется, что писатель, который будет излагать свои мысли на бумаге сложными длинными предложениями с деепричастными оборотами на пол страницы, он просто обречен на провал, его просто не будут читать. Ведь сейчас любят читать текст, составленный из коротких, рубленых предложений.

Пахомов: Это называется клиповое мышление, когда мы с большим трудом уже воспринимаем длинный текст. Да, это есть.

То есть можно сказать, что главный тренд на сегодня - это упрощение языка?

Пахомов: Вы знаете, это главный тренд любых языковых перемен. Вот мы привыкли, что эволюция в природе - это от простого к сложному. Но в языке все наоборот. Эволюция языка - от более сложных форм к более простым. Если мы вспомним грамматику древнерусского языка Кирилла и Мефодия как раз, то там четыре типа прошедшего времени у глагола, шесть типов склонения существительного, три числа - единственное, двойственное и множественное. То есть жуткая совершенно, зубодробительная грамматика. Сейчас у нас одно прошедшее время глаголов, чисел два, типов склонения существительных осталось три. Видите, сколько грамматических форм исчезло. И такое происходит в любом языке. Грамматика современного английского проще древнеанглийского, современного греческого проще древнегреческого. Почему это происходит? Видимо, потому, что более высокий уровень абстракции. Язык меньшим количеством форм способен обозначить большее число понятий.

Какие тренды будут влиять на формирование языка в ближайшие 10 лет, 20 лет, полвека?

Пахомов: Предсказывать довольно сложно. Что сейчас наблюдают лингвисты? Идет тенденция к несклоняемости тех названий, которые раньше склонялись. Более всего это заметно в именах собственных. Сейчас то, что раньше было литературной нормой, например, «в Алтуфьеве, в Останкине», очень многих коробит, они видят в этом ошибку. То есть мы отвыкаем от склонения таких слов. Потом появилось очень много таких конструкций, которые в своих книгах приводит лингвист Ирина Левонтина. Например, «йогурт клубника-земляника». Раньше мы бы сказали: «клубнично-земляничный йогурт». В этом, кончено, наблюдается влияние английского языка. Вот такие вещи.

Кстати, иностранные заимствования в языке это хорошо или плохо?

Пахомов: Это абсолютно естественный процесс для языка. Языки общаются, люди общаются. Слова из одного языка ходят в другой очень просто.

Сейчас в русском языке очень много заимствований из английского. Мы выбрали этот лимит или будем еще набирать?

Пахомов: Процесс заимствования слов имеет в языке периоды всплеска и периоды затишья. Сейчас у нас всплеск заканчивается потихоньку. Своего рода инвентаризация происходит: понабрали и теперь разбираемся, что надо, а что не очень. Что не нужно, уходит, что нужно - остается. Сейчас у нас экспансия английского, в XIX веке - французского, а до этого были голландский, немецкий и так далее.

Сейчас на международной арене набирает вес Китай. Будем брать себе китайские слова?

Пахомов: Очень может быть, что в начале XXII века будет экспансия слов из китайского языка.

Заканчивается мода на иностранные слова, исчезают языковые игры, становится модным говорить правильно. За неправильно поставленное ударение в лучшем случае - неодобрительный взгляд, в худшем - могут просто перестать с тобой общаться. В каких словах допускают ошибки в ударении даже самые грамотные россияне?

Пахомов: Есть некоторый круг слов, который все уже выучили. Все знают, что нельзя говорить «черное кофе», «договор» и «звонит» с ударением на первый слог, «ложить» и так далее. Но за этим списком слов остаются другие слова, их много, где ошибки очень частотны. Например, «предвосхитить» с ударением на предпоследний слог. «Тапки» у нас женского рода, и комара можно убить «тапкой», а не «тапком», как у нас говорят. И таких примеров множество.

Есть ли статистика на сайте «Грамота.ру» о том, у какого слова чаще всего спрашивают ударение?

Пахомов: То, что на слуху, - ДЕньгами - деньгАми, дОговор - ДоговОр, звОнит - звонИт, мАркетинг - маркЕтинг. Последнее очень часто спрашивают. А здесь дело в том, что заимствованные слова, попадая в русский язык, меняют место ударения, поэтому по-русски правильно ставить ударение в слове «маркетинг» на второй слог.

Есть такие слова и выражения, происхождение которых очень загадочно. К примеру, «возопил благим матом», «гол как сокол». Я, например, голых соколов как-то не встречал в природе. Откуда все это?

Пахомов: Об этом очень интересно рассказывать. Про благой мат. Здесь ведь оба слова изменили значение. «Мат» употреблялся в значении «голос», а «благой» либо в значении сильный, либо в значении «дурной». То есть получается - «орать дурным голосом». А сокол в выражении «гол как сокол» не птица, а древнее стенобитное орудие, которое было голым, без сучков.

Следует ли опасаться, что бесконечные перемены могут убить величие и силу русского языка?

Пахомов: Опасаться не следует, потому что изменения в языке - абсолютно нормальный процесс, язык не может испортиться, язык меняется, он не становится ни хуже, не лучше, он просто становится другим. Мы можем обращаться к словарям, если сомневаемся, можем стараться говорить грамотно и любить русский язык, он наш родной.

comments powered by HyperComments